Мир

Битва гигантов

Лидеры крупнейших экономик мира — США и Китая — развязывают торговую войну

Лидеры крупнейших экономик мира — США и Китая — развязывают торговую войну, в которой победителей не будет

 

Анна Павленко

 

 

Надеюсь, наш президент знает, что делает”,— говорит Натан Браун, фермер из округа Хайленд в Огайо, комментируя последние заявления президента США Дональда Трампа о регулировании китайского импорта.

Так же, как и многие фермеры его штата, Браун поддержал Трампа на выборах, и признает: все, что тот делал до сих пор, благоприятно влияло на фермерское хозяйство. Однако теперь, когда китайцы, главные иностранные покупатели американских соевых бобов, ввели на них 25%-ную пошлину, урожай Брауна может потерять в цене.

“Если цены упадут, это может нанести серьезный ущерб фермерскому сообществу”,— утверждает американец.

Повышение пошлин Китаем — ответный удар по Америке. В начале марта Белый дом анонсировал введение пошлин на весь импорт с тем, чтобы защитить внутреннего производителя, — 10% на импортируемый алюминий и 25% на сталь. От уплаты сборов он освободил лишь Мексику и Канаду, оставив их в силе для всех остальных стран, включая Китай. А 22 марта Трамп подписал меморандум об установлении ввозных пошлин для еще 1,3 тыс. категорий китайских товаров объемом $ 60 млрд в год, в том числе электроники, продукции IТ и авиационно-космической отрасли.

Таким образом американский президент продемонстрировал стремление выполнять свои предвыборные обещания и предметно подтвердил миру свой главный тезис: “Америка прежде всего”.

“Наши рабочие места и благосостояние достаются другим странам, которые годами наживались на нас,— написал Трамп в своем Твиттере.— Этому конец!”

По его мнению, в отношениях его страны с Китаем заложена особая несправедливость: в 2017 году дисбаланс двусторонней торговли достиг $ 375 млрд. Так, Китай поставил в США продукцию на $ 505 млрд, тогда как США в Китай — на $ 130 млрд. Теперь американские власти намерены сократить разрыв за счет ужесточения своей торговой политики.

Ответ Пекина не заставил себя долго ждать: руководство КНР утвердило дополнительные тарифы от 15% до 25% на импорт более 230 американских товаров — в том числе соевых бобов, автомобилей, фруктов и замороженной свинины. Пошлиной будет облагаться импорт объемом более $ 50 млрд, заявили китайские чиновники.

На введенные обеими сторонами ограничения негативно отреагировали мировые фондовые рынки, а международные обозреватели заговорили об угрозе торговой войны между двумя крупнейшими экономиками мира. Правда, пока у инвесторов и аналитиков еще теплится надежда, что эскалацию экономического конфликта остановят переговоры. Они продлятся ближайшие два месяца, и до их завершения анонсированные Трампом пошлины действовать не начнут.

“Я предполагаю, что будет найден компромисс,— прогнозирует Гэри Хафбауэр, старший научный сотрудник Института мировой экономики Петерсона.— Но, если я ошибаюсь, начнется торговая война”.

Национальные интересы

Ежегодно из‑за кражи интеллектуальной собственности Соединенные Штаты теряют около $ 600 млрд, подсчитывает авторитетное американское издание New York Times. Причем большинство случаев приходится на Китай. Чтобы организовать здесь свой бизнес, любая иностранная компания обязана привлечь местного партнера, что обеспечивает китайцам доступ к ценным зарубежным технологиям и производственным секретам.

Еще в августе 2017 года Трамп инициировал расследование торговой политики Китая, которое подтвердило: с помощью ограничений для иностранных компаний Пекин вынуждал американцев передавать свои технологии китайским партнерам. К тому же расследователи выяснили: КНР направляет инвестиции в стратегические отрасли американской экономики, проводит и поддерживает кибератаки. Все эти открытия позволили Трампу, согласно правилам международной торговли, ввести пошлины в интересах национальной безопасности.

В январе 2018‑го США ввели новые тарифы на импорт стиральных машин и солнечных панелей, что ударило в первую очередь по азиатским производителям. Вслед за ними последовали пошлины на сталь и алюминий. В Белом доме рассчитывают, что эти и грядущие торговые ограничения помогут американским компаниям нарастить собственное производство и лишат США зависимости от зарубежных поставок, а значит, послужат интересам национальной безопасности.Наши рабочие места и благосостояние достаются другим странам, которые годами наживались на нас. […] Этому конец!
Дональд Трамп, президент США

Многие американцы поддерживают логику властей. По данным свежих опросов агентства новостей Associated Press и исследовательского центра NORC, деятельность Трампа одобряют 42% американцев. Это самый высокий показатель за последние 11 месяцев. При этом исследователи подчеркивают, что рост рейтинга президента связан с положительными тенденциями в американской экономике.

Так, уровень безработицы в США при Трампе опустился до 4,1% — самого низкого значения за 17 лет. Тогда как американский рынок акций, наоборот, достиг рекордных высот. В стране растет число рабочих мест, а инициированное командой Трампа сокращение налогов вылилось в повышение размера зарплат после налогообложения. Общий рост экономики в 2017 году составил 2,3%, в полтора раза превысив предыдущий показатель.

Что же касается международной торговли, сторонники Трампа уверены: именно бум китайского импорта в последние годы привел к сокращению рабочих мест в американской промышленности. А лояльное отношение к торговому дисбалансу со стороны американских властей помогло Поднебесной нарастить экономическое и политическое могущество. Они не сомневаются, что от грядущего двустороннего повышения пошлин проиграет именно Китай, который импортирует в США больше, чем экспортирует.

Удар от торговой войны для Китая и вправду будет серьезным, соглашаются эксперты. “С размахом в $ 60 млрд в каждом направлении торговая война сострижет 1% роста Китая и 0,3% роста США”,— прикидывает Хафбауэр.

Однако китайские власти уже продемонстрировали, что готовы дать ответ на торговые ограничения со стороны Вашингтона. 2 апреля КНР ввела пошлины относительно 128 американских товаров, а уже через два дня к ним прибавилось еще 106 наименований, в том числе один из ключевых пунктов американского экспорта в Китай — соевые бобы.

Китайские чиновники подчеркивают, что не одобряют ужесточения торговых условий и готовы к переговорам, но только на основе взаимовыгодных условий. Китай не боится торговой войны с США и не откажется от защиты своих законных прав, отмечают в министерстве коммерции КНР.

Менее чем за 20 лет Китай прошел путь от аграрной страны до влиятельной индустриальной державы. После того как страна стала членом Всемирной организации торговли, объем китайского экспорта вырос с $ 279 млрд в 2001 году до $ 2,2 трлн в 2016‑м. За это время китайский экспорт в США вырос впятеро, превысив отметку в $ 500 млрд.

И хотя аналитики считают, что в случае введения американских пошлин на товары из КНР китайцам удастся без лишних трудностей переориентироваться на другие рынки, такие события наложат свой отпечаток на местную экономику. При этом слабым местом для китайцев станет их зависимость от импортных полупроводников и других технологий.

раст

КУПИТЕ ЯБЛОКО: Китай является крупным рынком сбыта для продукции Apple. Только за последний квартал 2017 года американская компания заработала здесь около $18 млрд — почти пятую часть своей глобальной выручки

Сила противодействия

Впрочем, последствия торговой войны не будут односторонними — негативную отдачу получат и Соединенные Штаты. Так, вступившие в силу тарифы на ввоз стали и алюминия повысят стоимость этого сырья для американских производителей, что потянет вверх цены на автомобили, корабли и самолеты. В итоге конечные потребители ощутят подорожание не только машин, авиабилетов и гаджетов, но даже пива — как и прочей продукции в жестяных банках.

Аналитики признают: выручка американских сталеваров увеличится. Однако продуктивность их труда в отсутствие международной конкуренции станет расти медленнее, и зарплаты со временем пойдут вниз.

Отдельную угрозу для американского бизнеса составляют ответные меры со стороны КНР. Так, введенная Пекином 25%-ная пошлина на американскую замороженную свинину неминуемо отразится на животноводстве. В 2017 году именно Китай был для США третьим крупнейшим рынком сбыта с объемом продаж $ 1,1 млрд, констатируют в американском Национальном совете производителей свинины.

Еще одним фактором риска является потребительский национализм жителей Поднебесной. Как показывает опыт, солидарность китайцев с действиями правительства способна оказать немалый эффект на бизнес экономических врагов КНР.

Так, например, в 2017‑м только туристический бойкот Южной Кореи в ответ на размещение там американской противоракетной системы THAAD нанес корейской экономике ущерб в $ 6,8 млрд, подсчитывают в Национальной ассамблее страны. К тому же в Китае упали продажи брендов Hyundai, Samsung и закрылись универмаги крупного корейского конгломерата Lotte.

Среди больших американских компаний, которые могут пострадать от китайского бойкота,— производители автомобилей и крупные технологические компании, как, например, Apple. Для "яблочного" бренда КНР является не только важной производственной площадкой, но и крупным рынком сбыта. Только за последний квартал 2017 года компания Apple заработала здесь около $ 18 млрд — почти пятую часть своей глобальной выручки.

Впрочем, в текущей ситуации эксперты видят ряд смягчающих обстоятельств. Так, после введения ввозных пошлин на сталь и алюминий для целого ряда стран были сделаны исключения и отсрочки, в том числе для крупнейших поставщиков стали в США — Канады и Евросоюза, что значительно снижает влияние пошлин на американскую промышленность. Таким образом, реальные действия администрации Трампа выглядят менее резкими, чем его риторика.

По мнению некоторых обозревателей, своими заявлениями о пошлинах Трамп стремится не развязать торговую войну, а усадить китайцев за стол переговоров и заставить их пойти на уступки. В частности, Белый дом ждет от Пекина снижения пошлин на автомобили и открытия финансового сектора для компаний из США.

Не исключено, что китайцы будут готовы пойти на попятную. Так, по данным The Financial Times, правительство Поднебесной уже предложило Соединенным Штатам покупать больше американских полупроводников. Издание также отмечает, что китайская и американская стороны совместно работают над улучшением доступа компаний из США на китайский рынок.

раст2
Глобальный эффект

Если же компромисс найден не будет и между США и Китаем развернется масштабная торговая война, она будет иметь глобальное влияние.

“Негативные волновые эффекты распространятся по всему миру, но наиболее ощутимы будут в Азии”,— прогнозирует Хафбауэр. По мнению эксперта, замедление роста Китая неотвратимо повлияет на всех его соседей. Тогда как для Европы, в том числе для Украины, эффект будет менее ощутимым, но по‑прежнему негативным.

Тарас Качка, стратегический советник международного фонда Возрождение, прогнозирует, что введенные США тарифы на ввоз стали и алюминия запустят цепную реакцию повышения пошлин на продукцию металлургии, а также череду антидемпинговых и других торговых расследований по всему миру.

“Все это заострит проблему избыточных металлургических мощностей”,— предполагает эксперт.

С размахом в $60 млрд в каждом направлении торговая война сострижет 1% роста Китая и 0,3% роста США
Гэри Хафбауэр, старший научный сотрудник Института мировой экономики Петерсона

Риском для Украины может стать глобальное снижение цен на сырье. В худшем случае, если на рынке металла начнется война всех против всех, то под угрозой окажется доступ украинской продукции к традиционным рынкам ее экспорта, добавляет Качка.

Если Трамп выполнит свое обещание относительно пошлин на ввоз европейских автомобилей, сократится рынок сбыта для стран ЕС — особенно для Германии, производящей практически половину всех автомобилей, которые Европа экспортирует в США.

Самыми скорыми последствиями торговой войны станет падение на фондовых рынках и резкие колебания курсов валют, добавляет Хафбауэр. “Значимой частью отрицательного эффекта станет также эрозия деловой уверенности”,— отмечает он.

Нынешние столкновения между США и Китаем — один из самых сложных моментов для Всемирной торговой организации за 23 года ее существования, констатирует директор ВТО Роберто Азеведо.

“Мы видим возросший и реальный риск эскалации поднятия торговых барьеров по всему миру,— подчеркивает он.— И мы должны приложить все усилия, чтобы предотвратить падение первой костяшки домино”.