Страна

Ледниковый период

Новая экспедиция украинских ученых отправилась в Антарктиду, чтобы целый год чисто мужской командой двигать вперед мировую науку
Это материал Электронной версии журнала Новое Время, открытый для ознакомления. Чтобы прочитать закрытые статьи – оформите подписку.

Новая экспедиция украинских ученых отправилась в Антарктиду, чтобы целый год чисто мужской командой двигать вперед мировую науку, наслаждаться природными красотами, терпеть суровый климат и выходить победителями из самых рискованных ситуаций

 

Екатерина Иванова

 

 

Киев—Рим—Сантьяго де Чили—Пунта-Аренас—остров Галиндез — по такому маршруту 22 марта из аэропорта Жуляны отправилась в Антарктиду 23‑я украинская научная экспедиция. Дюжина ученых и членов команды жизнеобеспечения будут нести на станции Академик Вернадский круглогодичную вахту. Сменив предыдущий состав полярников, они продолжат вести беспрерывные наблюдения, в первую очередь за изменением климата и озонового слоя, а также в области физики атмосферы.

Работа всей экспедиции может быть сильно затруднена, если в условиях вечной мерзлоты в команде появляется человек “с шероховатостями”
Игорь Дикий,
участник трех антарктических экспедиций

Вместе с зимовщиками в Антарктиду по обыкновению поехала еще одна группа ученых — 12 человек так называемых сезонников — для проведения краткосрочных исследований, в частности забора образцов. Сезоном в Антарктиде называют 2–3 месяца “лета”, когда тает лед. В этом году из‑за бюрократических проблем у сезонной команды будет только 18 дней, а может и того меньше. Ведь путь к острову Галиндез занимает шесть дней — сначала на самолете, потом на корабле — и может растянуться из‑за непогоды и сильных штормов.

Биологические, геологические, геокосмические исследования, которые украинские ученые ведут в Антарктиде уже более 20 лет, значимы не только для оте­чественной, но и для мировой науки. На отечественные разработки в сфере биологии, в частности изучение обитающих в Антарктиде микроорганизмов, ссылаются ведущие мировые ученые. А прогнозами украинских метеорологов, точно предсказывающих погоду в Антарктиде на три месяца вперед, пользуются исследователи других стран.

“Нам есть чем гордиться”, — улыбается Евгений Дикий, и. о. директора Национального антарктического научного центра (НАНЦ).

инфографика_ВСТАВИТЬ
Полюс притяжения

Украинцы, желающие провести год на Южном полюсе, вот уже 23 года проходят довольно жесткий конкурсный отбор. И это не только ученые — на краю света требуется и обслуживающий персонал: механики, врачи и повара.

Среди главных этапов конкурса — медкомиссия: кроме отсутствия хронических заболеваний полярники должны быть физически выносливы и психически стабильны. Последнее даже более важно, ведь команде из 12 человек предстоит провести бок о бок в изоляции от всего мира до девяти месяцев, что психологически непросто, не каждый это выдержит, уверяет Игорь Дикий, однофамилец главы НАНЦ и участник трех экспедиций в 2006, 2009 и 2011 годах.

“Работа всей экспедиции может быть сильно затруднена, если в условиях вечной мерзлоты в команде появляется человек “с шероховатостями”, — говорит он.

Хотя станция Академик Вернадский находится в морской части Антарктики, далеко от полюса, тут температура ниже -35˚С не опускается и на протяжении большей части года — стопроцентная влажность. В итоге эти -35˚С реально могут ощущаться как -50˚С.

При этом погода очень переменчива: светит солнце, а через пять минут стеной валит снег. Игорь Дикий вспоминает, как в одну из его экспедиций дождь не прекращался в течение 33 дней.

 

ИГРА В КОСТИ: Биологи изучают останки китов на острове Кинг Джордж

На каждом шагу полярников может подстерегать опасность. Так, в этих краях нет медведей, но есть агрессивные поморники — дикие птицы размером с ястреба, которые, защищая кладку яиц, могут спикировать на человека. Даже дружелюбные пингвины, которые в Антарктиде совсем не боятся людей и гнездятся поблизости станции, при попытке сфотографироваться с ними запросто могут клюнуть своим мощным клювом.

Хотя большая опасность подстерегает полярников не на суше, а в воде. Андрей Утевский, участник нескольких зимовок в Антарктиде и доцент биологического факультета Харьковского национального университета имени Каразина, изучая подводный мир Антарктики, подвергся нападению морского леопарда, одного из самых грозных и могучих морских хищников в тех краях с весом до 600 кг.

Морской леопард питается пингвинами и тюленями и на человека обычно не нападает, но тогда, видимо, принял барахтающегося в воде в ластах и гидрокостюме Утевского за крупного тюленя. “Оборачиваюсь — а за мной в нескольких сантиметрах огромная раскрытая пасть”,— делился воспоминаниями ученый, которому чудом удалось уйти от хищника.

фото_5

ИЗ ЖИЗНИ МЛЕКОПИТАЮЩИХ: Ученый Игорь Дикий пользуется уникальной возможностью изучать морских млекопитающих в природной среде обитания

Жизнь Игоря Дикого не раз подвергалась опасности — к примеру, он проваливался по пояс, а иногда и по грудь в ледниковую трещину. Такие эпизоды бывалый полярник называет “рабочими моментами”. По-настоящему ему стало страшно, когда рядом с лодкой, в которой он находился со своим напарником, от айсберга откололась трехметровая ледяная глыба. Из-за смещения центра тяжести подводная часть айсберга, в пять раз превышающая надводную, вдруг стала буквально на глазах переворачиваться. Еще мгновение, и она смела бы лодку и людей в ней.

“Мой напарник заводит лодку, а она глохнет, — вспоминает Игорь Дикий. — Только с третьего раза лодка завелась, и ровно в ту секунду, когда мы рванули с места, из‑под воды выросла гора”.

Однако рискованные ситуации с лихвой компенсируют красоты Антарктиды — причудливые очертания айсбергов и переливы красок неба, говорят участники экспедиций. Материальный фактор также имеет значение: за работу на станции полярники получают около € 600 в месяц, сохраняя при этом зарплату на своем рабочем месте. Но главной мотивацией для такой поездки остается все‑таки профессиональный интерес — возможность проводить уникальные исследования в царстве льда и снега, где полностью отсутствует влияние цивилизации.

Так, Утевский гордится собственным открытием: ему удалось обнаружить на дне залива морские губки, возраст которых, по предварительным оценкам, составляет 6–15 тыс. лет.

А Иван Парникоза, украинский биолог, который в этом году отправился на Антарктиду в числе сезонников, проводит уникальные эксперименты в области климата и его влияния на растительность и даже соорудил для этого специальный полигон.

Евгений Дикий называет особенно удачным для исследований само расположение украинской станции: она находится под озоновой дырой, как раз там, где изменения климата становятся заметны раньше, чем в других частях мира, и их легко отследить.

ЛЮДИ ЛЬДА И ПЛАМЕНИ: Евгений Дикий утверждает, что за сравнительно небольшие деньги украинские ученые в Антарктиде работают необычайно эффективно

Между нами тает лед

У ученых на станции Вернадский ненормированный рабочий график, который подчиняется научным целям. “Я наловил много рыбы — сижу до пяти утра, пока она живая, отбираю кровь для генетиков”, — рассказывает о своей работе Игорь Дикий. Затем он отправляется спать, в то время как коллеги заступают на вахту. По этой причине у полярников никогда не бывает общего завтрака, строго по расписанию только обед и ужин.

Питаются участники экспедиции по старым советским нормативам подводников, запасаясь продуктами на весь период зимовки. К примеру, муки и мяса требуется по 1,2 т на экспедицию, рыбы — 310 кг, картошки — 2 т. В пайке также колбасы, сыры, консервы и даже красная икра. Алкоголь тоже имеется, но он лимитирован, исходя из количества предстоящих праздников. Это 13 бутылок шампанского и 70 бутылок вина.

Впрочем, участники первых украинских полярных экспедиций привезли в Антарктиду самогонный аппарат. И все эти годы по собственному рецепту, который держится в секрете, гонят водку Вернадовку. Затем продают ее туристам в знаменитом баре Фарадей на своей станции, который, по их словам, считается лучшим заведением на континенте. Бар остался в наследство от одноименной британской станции, которая была передана Украине в 1996 году. На ее основе и был создан Академик Вернадский.

фото_2

ИХ ТРАДИЦИИ: Британцы завели в баре Фарадей пикантную традицию, которую теперь поддерживают украинцы,— коллекционировать бюстгальтеры побывавших здесь дам-туристок

Также британцы завели на Фарадее пикантную традицию, которую теперь поддерживают украинцы,— коллекционировать бюстгальтеры побывавших здесь дам. С тех пор за барной стойкой собралась большая коллекция женского белья.

За три летних месяца Вернадского посещают около 4 тыс. туристов со всего мира, а потом девять месяцев украинские ученые находятся в полной изоляции, поддерживая связь с внешним миром только по интернету.

Впрочем, в замкнутом пространстве станции в распоряжении полярников — неплохая библиотека, видеотека, фонотека и даже телевидение.

По субботам у зимовщиков торжественный ужин. Вместо обычной трапезы “первое-второе-третье и компот” повар в этот день готовит что‑то особенное. Зимовщики собираются за общим столом и подолгу засиживаются за разговорами.

Периодически они развлекают себя импровизированными концертами и капустниками, устраивают соревнования, например, на снегоходах или футбольные турниры.

Особенный день для них — 22 июня, праздник Midwinter, середина полярной зимы. По традиции, он отмечается купанием в ледяных арктических водах — в галстуках и бабочках.

ТАКАЯ РАБОТА: В период антарктического лета, когда сходит снег, биологи погружаются под воду, чтобы изучать флору и фауну

В первых украинских экспедициях наравне с мужчинами работали и женщины. Метеоролог Светлана Краковская, сегодня член Межправительственной группы экспертов по изменению климата (IPCC), в 1997 отправилась в Антарктиду в составе украинской экспедиции и была одной из четырех женщин, участвовавших в тогдашней зимовке. Ей было 26 лет.

В этой экспедиции Краковская встретила своего будущего мужа и в Киев возвращалась на шестом месяце беременности. Однако это не помешало ей покорить несколько горных пиков самого южного континента, спуститься под воду в гидрокостюме и выполнять многие другие профессиональные задачи.

Тем не менее в 1998 году было принято решение не включать в состав экспедиций женщин. “Логика была ровно такой, по которой мусульмане вынуждают женщин носить паранджу, чтобы не искушать мужчин”,— объясняет Евгений Дикий.

Такую гендерную дискриминацию глава Национального антарктического научного центра считает дикостью и готовится менять. По его словам, украинская станция в 2018 году осталась единственной из более 30 станций в Антарктике, где не было женщин.

фото_6

В МИРЕ ЖИВОТНЫХ: Светлана Краковская наблюдает за пингвинами, которые в Антарктиде совсем не боятся людей

Также в его планах — обновление флота, полноценная мобильная и интернет-связь с материком, ведь до последнего времени полярники получали известия от родных один раз в неделю по электронной почте. Впрочем, в распоряжении начальника центра на 2018 год небольшая сумма — 72 млн грн (€ 2 млн), в то время как Французский полярный институт на этот год получил € 280 млн. С другой стороны, 72 млн грн — это 1 % расходов на всю украинскую науку в 2018 году, улыбается ученый.

“Мы не ставим себе цель “обогнать США”, но получать на один вложенный бакс в десять раз больше научной продукции, чем американцы, можем”,— формулирует перспективную задачу Евгений Дикий.

фото_1

ПРОФЕССИОНАЛЬНЫЙ ИНТЕРЕС: Главной мотивацией для поездки в Антарктиду украинские полярники называют возможность проводить уникальные исследования в царстве льда и снега, где полностью отсутствует влияние цивилизации