Мнения

Патриотизм, культура и халтура

Нельзя прикрывать патриотизмом невежество, иначе в ближайшем будущем воскресим у себя Советский Союз с его цензурой и преследованием инакомыслящих
Хотите купить эту статью?

Нельзя прикрывать патриотизмом невежество, иначе в ближайшем будущем воскресим у себя Советский Союз с его цензурой и преследованием инакомыслящих

 

  

Андрей Кокотюха,
писатель, киносценарист

    

”Слово патриотизм — лазейка для халтуры”,— заявил на прошлой неделе известный украинский художник Александр Ройтбурд. Прозвучало это на заседании коллегии Министерства культуры, само существование которого у активных и успешных творческих людей нашей страны давно вызывает вопросы. Но в тот раз господин Ройтбурд, как и многие его не менее уважаемые коллеги, ступил на опасную территорию. Он усомнился в попытке определить — только послушайте и попытайтесь повторить вслух! — критериев патриотизма.

Точнее, речь шла о патриотическом кино. Так случилось, что Минкульт получил из казны невиданную ранее сумму — 500 млн грн. Нет, слово полмиллиарда все‑таки звучит красивее. А пол-ярда — еще круче и современнее. Деньги имеют целевое назначение: должны быть потрачены на создание и распространение фильмов патриотического содержания. Использовать их иначе не получится, закон не позволяет. “Уловка 22” в том, что Минкульт не имеет законных полномочий распоряжаться средствами, направленными на кинопроизводство. Но найдите того, кто вернет полмиллиарда назад в бюджет только потому, что деньги нельзя потратить.

Украинские законы, включая Конституцию, знамениты гибкостью. Достаточно вписать нужную строчку или же вычеркнуть лишнее — и все, делай как удобно. Пока, как говорила Мэри Поппинс, ветер не переменится. Но сейчас говорим о прецеденте: только в Украине патриотизм стал синонимом слова халтура и приравнен к пропаганде. Причем самой оголтелой, плакатной, в духе СССР, современной путинской России и прочих авторитарных и тоталитарных практик, прошлых и настоящих. Более того, деятели украинской культуры уже не первый, а точнее четвертый год, с началом российской агрессии, взывают к здравому смыслу. Не прикрывайте, мол, патриотизмом невежество, а то в ближайшем будущем пойдем по русскому пути и даже воскресим у себя Советский Союз с его цензурой и преследованием инакомыслящих.

Для меня патриотизм — прежде всего качество продукта, произведенного в моей стране

Здесь остановлюсь и вспомню одну историю. В 1990‑х я, к своему стыду, не голодал и не перебивался случайными заработками, как многие соотечественники, а работал в одной патриотичной организации, где регулярно платили. Финансирование шло из‑за границы, а офис, в котором я сидел, ежедневно открывал двери новым и новым меценатам. Им считался всякий, кто жертвовал на наше развитие хотя бы сто долларов. Один из них за кофе рассказал, как выживал после Второй мировой в эмиграции: “Служил в американской компании. Владелец был евреем. И я от случая к случаю тянул у него деньги. Но потом, когда п

Чтобы прочесть материал полностью,