Мнения

А с вами что случилось?

Нам обещали создать антикоррупционный суд сначала “послезавтра”, затем к “концу года”. Но ни послезавтра, ни конец года так и не наступили. Неужели вы думаете, что без давления граждан что‑то изменится?
Хотите купить эту статью?

Нам обещали создать антикоррупционный суд сначала “послезавтра”, затем к “концу года”. Но ни послезавтра, ни конец года так и не наступили. Неужели вы думаете, что без давления граждан что‑то изменится?

  

  

Егор Соболев, народный
депутат (Самопоміч),
лидер общественного движения

   

 
”Что с нами случилось?” С таким вопросом вышел к трибуне спикер Рады Андрей Парубий после голосования большинства за мое увольнение с должности председателя парламентского комитета по противодействию коррупции. Одни депутаты тогда возмутились, другие — посмеялись. Я не удивился. Народные избранники, стоявшие четыре года назад по разные стороны баррикад и Беркута, в парламенте не раз договаривались о назначении нужных министров, генпрокуроров или выступали одним фронтом во время атак на антикоррупционные общественные организации. На прошлой неделе эта неформальная коалиция, которую я называю “клептократическая Украина”, заблокировала законы о прозрачности в энергетике и газоснабжении.

Единство бывших оранжевых, бело-красных и синих обеспечивается не только желанием сохранить топ-коррупцию, но и страхом за свое будущее. Принятое антикоррупционное законодательство заставляет и президента, и правительство, и многих народных депутатов впервые в новейшей истории Украины испытывать на себе действие закона. Каждый должен заполнять открытую для всех граждан декларацию не только о собственных активах, но и членов семьи. Теперь многим чиновникам не так просто доказать происхождение своих состояний.

Так, Антикоррупционное бюро вскрыло обман Олега Ляшко, который объясняет роскошную жизнь выигрышем в лотерею. Кроме того, НАБУ ведет сразу несколько расследований — о злоупотреблении служебным положении президента Петра Порошенко в сговоре с миллиардером Ринатом Ахметовым. Также подозревается в коррупции и семья министра внутренних дел Арсена Авакова.

Не хватает лишь одного — суда, способного выносить справедливые решения по делам высокопоставленных коррупционеров. Создание антикоррупционного суда отчаянно блокируется с 2016‑го. 17 октября прошлого года я вместе с несколькими тысячами граждан вышел на площадь Конституции у парламента с требованием лишить неприкосновенности народных депутатов, одобрить антикоррупционный суд и перейти к системе выборов по открытым спискам.

Без объяснений спецназ пошел на нас с поднятыми дубинками

Тогда лидеры фракций БПП Артур Герасимов и НФ Максим Бурбак на все требования предложили: “Приходите послезавтра”. Но мы остались, прекрасно понимая: если не будем требовательными, послезавтра не наступит никогда. Были установлены палатки, из которых за два дня нас не раз пытались вытеснить. Позже президент передал просьбу встретиться. Я ответил, что встреча невозможна, пока нас продолжают атаковать. Еще через день полиция особого назначения вновь применила газ и удары ногами по голеням. Мы устояли. Затем нападения прекратились. Мы встретились с&nb

Чтобы прочесть материал полностью,