Мнения

Фейковая диктатура

В 2018 году в России ускорится процесс смены власти без смены президента
Хотите купить эту статью?

В 2018 году в России ускорится процесс смены власти без смены президента. Самопожирание путинской системы проявляется все отчетливее и будет нарастать

 

  

Семен Новопрудский,
российский журналист

    

Главный парадокс президентских выборов в России состоит в том, что все знают победителя, но никто не знает, какой будет его политика. Впрочем, скорее всего — не вполне “его”. Путин перестал быть эффективным президентом элиты, а народ защищать его явно не станет, поскольку давно лишен политической субъектности.

Из персоналистской диктатуры Путина, вроде бы прочно закрепленной аннексией Крыма, политическая система РФ неизбежно будет дрейфовать в сторону диктатуры фейковой. Системы, где за спиной мало что решающего президента, существующего в качестве декоративного диктатора, группировки силовиков будут доедать последние куски крупного бизнеса нищающей страны.

Самопожирание путинской системы проявляется все отчетливее и будет нарастать после президентских выборов до тех пор, пока тем или иным путем не произойдет буквальная смена власти.

Силовое окружение Путина уже открыто разговаривает на языке немыслимых даже по недавним путинским меркам уголовных дел, в которых самому президенту отведена роль статиста. Одна часть ФСБ сажает в тюрьму на 8 лет якобы за вымогательство взятки в $2 млн у самого могущественного бизнесмена страны Игоря Сечина бывшего министра экономического развития Алексея Улюкаева. После этого приговора в России не осталось ни одного чиновника, включая членов правительства, который не примерял бы на себя возможность ареста в любой момент по самому немыслимому обвинению.

Другая часть ФСБ (конкурирующая и прямо конфликтующая с “сечинской”) сажает под домашний арест самого известного сейчас за рубежом российского режиссера Кирилла Серебренникова и его коллег по проекту Седьмая студия — причем обвинение меняется несколько раз уже в ходе следствия. После этого дела (тут есть еще одно важное обстоятельство — Серебренников имел личные приятельские отношения с важными фигурами путинского режима, в том числе с одним из организаторов войны против Украины Владиславом Сурковым) ни один представитель российской интеллектуальной элиты не может чувствовать себя в безопасности.

При этом сам президент — вроде бы такой всемогущий — не в состоянии обеспечить привод в суд по делу Улюкаева главного свидетеля Игоря Сечина: суд безуспешно вызывал его повестками четырежды. Путин не может прекратить очевидно абсурдное дело против Серебренникова. Между тем никакими независимыми судами в России и не пахнет: по всем громким делам принимаются ровно те судебные решения, которые диктуются реальной властью. Значит, этой властью обладает кто‑то другой.

Силовое окружение Путина уже открыто разговаривает на языке уголовных дел

Но главное — Путин не может отменить санкции против России, не поменяв кардинально внешнюю политику. Только в 2017 году без особых внешних потрясений, при рекордно низкой инфляции (следс

Чтобы прочесть материал полностью,