Мир

Охотники за привидением

Оборонный бюджет Вооруженных сил Латвии растет рекордными темпами

Курс России на милитаризацию и агрессию по отношению к соседям вынуждает Ригу прибегать к контрмерам сразу на двух фронтах. Оборонный бюджет Вооруженных сил Латвии растет рекордными темпами. Массированной российской пропаганде противостоит новая информационная политика республики

 

Галина Корба

 

 

В сентябре для стран Балтии грянул гром. Вернее, масштабные российско-белорусские учения Запад-2017. На протяжении нескольких недель военные силы, численность которых, по данным НАТО, составила около 100 тыс. человек, играли на нервах Альянса, проводя боевые маневры прямо у его восточных границ.

Масштаб учений шокировал ближайшую соседку России — Латвию. Хотя, казалось, ей к демонстративным выходкам Москвы не привыкать: в 2016 году российские военные самолеты и корабли приближались к ее границам 209 раз, в 2015 году — более 270 раз, а в 2014-м — более 250 раз.

Но на сей раз провокация России вызвала в Риге бурю негодования. Минобороны Латвии заявило, что учения скорее напоминали репетицию “широкомасштабного конвенционного нападения широким фронтом”. А немецкое издание Bild со ссылкой на источники в западных спецслужбах отметило, что Запад-2017 были не иначе как “тренировкой по захвату стран Балтии”, самого уязвимого, с российской точки зрения, региона НАТО.

Но Латвия давно не ждет милости от России. В последние три года Рига предприняла беспрецедентные меры по усилению своей обороноспособности. В июне 2016-го страна одобрила новую Концепцию национальной безопасности, начала внедрять масштабные программы по подготовке кадров и перевооружению армии, а главное — рекордно нарастила оборонный бюджет с 0,8% ВВП в 2014 году до 2% ВВП в 2018‑м.

И такие вливания дали результат. Если в 2014 году, согласно данным Восточного исследовательского центра из Польши, оборонные силы Латвии считались самыми слабыми в регионе, то в 2016‑м аналитики британского агентства IHS Markit признали ее оборонный бюджет самым быстрорастущим в мире. “Увеличение расходов на оборону в странах Балтии во многом связано с растущей конфронтацией между Россией и Западом, которую часто называют новой холодной войной,— уверен аналитик IHS Алекс Кочаров. — В последние два с половиной года противостояние обострялось вплоть до военного напора, и мы не видим этому конца в ближайшее время”.

То, что именно политика Кремля заставила Латвию пересмотреть свое отношение к безопасности, в Риге не скрывают. На 29 страницах Концепции национальной безопасности Россия упоминается 52 раза. Согласно документу, российская агрессия в Грузии и Украине нанесла непоправимый вред системе мировой безопасности, сформированной после Второй мировой войны. “Действия России в регионе непредсказуемы, непрозрачны и не внушают ни уверенности, ни доверия,— поясняют в пресс-службе минобороны Латвии.— Поэтому с момента начала российской агрессии в Украине в 2014 году Латвия сфокусировалась на усилении своей обороноспособности и сотрудничестве с союзниками по НАТО”.

Для Латвии, как и для стран Балтии в целом, ситуация в Украине актуальна и понятна. Латвия также входила в состав Советского Союза. Русскоязычные здесь также составляют второе по величине нацменьшинство — 26% всего населения страны. Причем наибольший его процент проживает в восточных землях Латгалии, которая, как и охваченный войной Донбасс, непосредственно граничит с Россией.

раст1

ПРИЛЕТ НОРМАЛЬНЫЙ: Айнарас Латковскис (на фото слева) называет выбор Латвии в пользу НАТО мудрым и своевременным

Золотой дождь

Реакция Латвии на события в Украине последовала молниеносно. Уже в 2014‑м власти стали стремительно наращивать инвестиции в обороноспособность страны. В том же году было принято принципиальное решение — к 2018‑му вывести оборонный бюджет в 2% ВВП страны, что в процентном соотношении внушительно даже по меркам таких гигантов Альянса, как Германия и Франция, на “оборонку” которых приходится 1,2% и 1,8% ВВП соответственно.

В итоге за три года траты на латвийскую армию постепенно выросли в два с половиной раза, до € 576 млн. Из этой суммы почти половина — инвестиции в развитие Национальных вооруженных сил (НВС) и Нацгвардии.

Первым делом Рига занялась наращиванием вооружений. В 2014 году в рамках программы механизации НВС Латвия заключила соглашение с Великобританией о приобретении 123 боевых гусеничных машин разведки, оснащенных противотанковыми системами Spike, а также современными системами связи и управления. На данный момент латвийская армия получила уже 64 машины. В итоге на нужды программы механизации в 2017 году государство выделило € 44,6 млн. Латвия также договорилась с Австрией о покупке 47 самоходных гаубичных систем типа M109A5Oe, а с Данией — о поставках систем противовоздушной обороны Stringer вместе с ракетами и пусковыми механизмами. До 2022 года минобороны планирует потратить на это направление € 260,7 млн.

Кроме того, с сентября 2016 года Латвия перешла на 3D-радары нового поколения Sentinel, способные идентифицировать вертолеты, скоростные атакующие самолеты, ракеты и беспилотники. Четыре такие системы были доставлены в страну в рамках благотворительной инициативы США.

"Плюшки" достанутся и личному составу. Концепция национальной безопасности предусматривает увеличение количества учений и тренингов, а также улучшение обеспечения и развитие военной инфраструктуры.

За последние годы Латвия увеличила численность своей армии на 30%, хотя она все равно остается небольшой — 6,5 тыс. кадровых военных. Но этим ресурсы маленькой балтийской страны не ограничиваются. В случае чрезвычайной ситуации на помощь армии придут 3 тыс. резервистов, а главное — 8 тыс. бойцов Нацгвардии, или, как их здесь называют, Земессардзе.

В Латвии Нацгвардия — это военизированные формирования, члены которых выполняют свои обязанности в свободное от основной работы время. Обычно они помогают в ликвидации аварий, пожаров или в проведении спасательных работ. Но в военное время их задача — противостоять захватчику наравне с армией.

В последние годы боевой подготовке Нацгвардии Латвия уделяет особое внимание, а сознательные латвийцы, как уверяют в минобороны, буквально повалили в ее ряды. Если в 2013 году к Земессардзе примкнули 480 граждан, то в 2016‑м эта цифра удвоилась. Всего с 2014 года в Нацгвардию вступили почти 4 тыс. латвийцев. “Обороноспособность зависит не только от ответственности армии, но и от каждого гражданина,— поясняют в пресс-службе минобороны.— В итоге Латвия может защитить себя даже при столкновении с противником, у которого более значительное военное превосходство”.

Единым фронтом

Впрочем, реальное столкновение с Россией в Латвии маловероятно, уверен Айнарас Латковскис, член правящей коалиции латвийского Сейма и глава парламентского комитета по вопросам обороны, международных отношений и предотвращения коррупции. “Украина и Латвия действительно были вместе в “тюрьме народов”. У нас тоже много русскоязычного населения, но на этом сходство заканчивается. Это все равно что сравнивать яблоки с апельсинами,— говорит депутат.— В отличие от Украины, мы в свое время очень мудро выбрали интеграцию в ЕС и НАТО. А НАТО куда сильнее России в военном смысле”.

Членство в НАТО, по его мнению, защищает Латвию от поползновений Кремля куда эффективнее любых новых вооружений. А все последние меры по усилению обороноспособности страны он называет скорее психологической демонстрацией готовности дать отпор. “Если кто‑то думает, что в случае российской агрессии Латвию не защитят, он глубоко ошибается,— подчеркивает Латковскис.— Вторжение в Латвию — это нападение на все НАТО. Это третья мировая война. И я думаю, Россия понимает это”.

Поддержку Альянса Латвия и вправду чувствует не на словах. За последние 12 лет США и НАТО вложили в оборону маленькой страны € 203 млн, провели множество совместных учений и тренингов для личного состава.

Особенно активным сотрудничество Латвии и НАТО стало после начала войны в Украине. Весной 2014 года Альянс в четыре раза увеличил число истребителей, патрулирующих воздушное пространство над странами Балтии. Тогда же американский военный контингент вошел на территорию страны в рамках проекта Атлантическая решимость (Atlantic Resolve), а в 2017‑м в Латвию прибыла боевая группа во главе с канадцами, в которую вошло около тысячи военных из разных стран-союзников.

Особенность операции Атлантическая решимость — постоянное присутствие объединенных сил НАТО в странах Центральной и Восточной Европы, а также постоянные ротации. “Эта ротация позволяет считать размещение сил непостоянным и в то же время пропустить через Восточный фланг Альянса максимальное количество солдат, сержантов и командиров для ознакомления с потенциальным театром военных действий”,— поясняет российский военный обозреватель Павел Фельгенгауэр.

Такая политика вполне прогнозируемо вызвала истерику российских властей. На Альянс посыпались обвинения в нарушении Основополагающего акта НАТО—РФ, подписанного в 1997 году. А отдельные российские СМИ даже сравнили Атлантическую решимость с гитлеровским планом Барбаросса, предусматривавшим захват Советского Союза.

Информационное наступление

Именно подобные информационные атаки со стороны России пока наносят Латвии наибольший урон. Ведь, кроме внушительной русскоязычной диаспоры, здесь действует разветвленная система пророссийских СМИ.

Согласно данным компании TNS Latvija, ключевые российские каналы — Первый балтийский канал (ПБК), РТР Планета Балтия и НТВ Мир Балтия — в октябре-ноябре 2017 года в рейтинге телеканалов заняли четвертое, пятое и шестое места соответственно. Причем ПБК отстает от лидеров рейтинга на 0,5–2,5%.

Влияние этих СМИ на русскоязычное население Латвии огромно. Согласно исследованию Центра безопасности и стратегических исследований Латвийской национальной академии обороны, 46% русскоязычных латвийцев вообще не смотрят латышские СМИ. Вместо этого они живо впитывают месседжи пророссийской пропаганды — чувствуют принадлежность к России и СССР, верят, что в Латвии возрождается фашизм, и всецело поддерживают версию Москвы, когда речь заходит о событиях в Украине.

Именно российские СМИ, по мнению профессора Университета имени Страдыня Сергея Крука, мобилизовали сторонников “русского мира” в Латвии, чтобы на парламентских выборах в 2014 году они завели в Сейм пророссийскую партию Согласие.

Агрессивно противостоять России на этом поле непросто. Переманить аудиторию у дорогостоящих и зрелищных каналов, в которые РФ инвестирует миллиарды долларов, маленькой Латвии не под силу. Показатели единственного русскоязычного латвийского телеканала LTV7, по данным TNS Latvija, в октябре-ноябре составили всего 1,8–2%.

Закрывать СМИ в демократическом обществе — дурной тон. Хотя в случаях вопиющих нарушений всех стандартов латвийские власти шли и на это. В 2016 году они приостановили вещание телеканала РТР-Россия, а также закрыли российский портал ru.sputniknews.lv.

Рига делает упор на оперативное опровержение неправдивых новостей, а также на образование общественности, чтобы люди учились распознавать дезинформацию. В частности, минобороны ввело специальные уроки в средних школах, посвященные вопросам национальной обороны и медиаграмотности. Кроме того, с 2014 года в Риге работает Центр стратегических коммуникаций НАТО, цель которого — эффективно противостоять информационной войне. “Это очень трудная борьба. Во время войны ты по крайней мере знаешь, где твой противник,— говорит Латковскис.— А гибридной войне не нужно переходить границ, ей хватает телевидения и интернета”.

раст2

ЛАТЫШСКИЕ СТРЕЛКИ: В марте 2017-го в Германии прошли учения военнослужащих из 12 стран, которые входят в НАТО. Бригадный штаб на учениях возглавила Латвия