Мир

Миссия выполнима

Латвия научилась противостоять "русскому миру" и одновременно сосуществовать с ним.

Латвия научилась противостоять "русскому миру" и одновременно сосуществовать с ним. Этот урок тяжело дался молодой республике. Но теперь она способна преподать украинцам мастер-класс в этом

 

Мирослава Макаревич

 

 

Посол Латвии в Украине Юрис Пойканс — кадровый дипломат, который 14 лет назад был объявлен персоной нон грата в Российской Федерации. С ним мы встретились в канун Нового года. Гирлянды, электрические свечи в многочисленных окнах латвийского посольства, красавица ель при входе — все говорило о приближении торжеств. Но перед тем, как перейти к легким праздничным вопросам, пришлось поговорить о тяжелых будничных проблемах. Впрочем, и они дались Пойкансу с невероятной легкостью и достаточной содержательностью.

Ваши места силы в Латвии?
Ваши места силы в Латвии?

_________________________________________________

1) Город моего детства — Елгава, столица Курляндского герцогства. Здесь сохранился замок, крупнейший по размерам барочный дворец в балтийских странах, его проектировал тот же архитектор, что и Андреевскую церковь,— Бартоломео Растрелли. В Елгаве я учился с 1-го по 12-й класс.

2) Рига, в которой родился и в которую вернулся в начале 1990‑х. Конечно же, прогулки по Старому городу всегда невероятно заряжают.

3) Лудза — родной город моего отца, на самом востоке, близко расположенный к российской границе. Это самый старый город Латвии, основанный в ХІІ столетии. Его окружает пять озер. Здесь тебя не покидает ощущение глуши, но зато это город с прекрасной экологией.

4) Валмиера, недалеко от границы с Эстонией,— старинный ливонский город, принадлежавший Ганзейскому союзу. Стоит также посетить церковь Святого Симеона.

— У нас с вами непредсказуемая страна-соседка. Насколько сильное давление оказывает Российская Федерация на Латвию? И как вы противостоите этому?

— Понятно, что Россия не утратит интерес ни к Латвии, ни к Украине, ведь он сложился исторически давно. И ресурсов у нашей страны-соседки всегда будет больше. Балтийский вопрос вызывает у России мощные ассоциации: Петр I, выход к Балтийскому морю, Северная война. Украинский вопрос — еще дальше, еще глубже: Киевская Русь и т. д. Понятно, что для России наша с вами независимость — болезненный процесс. Противоречия проявлялись автоматически на самых ранних этапах нашей независимости. Вопрос, по которому мы не договоримся никогда,— это оценка совместной истории, а именно периода советской оккупации 1940–1991 годов. Затем — проблема так называемых неграждан. Россия все время поднимает, муссирует вопрос якобы существующего ущемления прав этнических меньшинств, русскоязычных. Мы не готовы идти на компромиссы касательно вопросов государственного языка в Латвии, а также территориальной целостности Украины. Но при этом у нас, как у маленькой страны, есть заинтересованность в установлении рабочих прагматичных связей. Россия занимает третье место в списке торговых экономических партнеров Латвии. Что касается транзита, то Россия играет большую роль в наших портах: около 85% грузооборота — это российские грузы. Мы практически на 100% зависим от российского газа, учитывая, что наша газовая компания частично принадлежит Газпрому. Однако у нас в этой сфере никогда не было проблем, мы всегда вовремя платили по счетам. В этом году мы завершили демаркацию государственной границы.

— В 2004 году, не проработав и года в посольстве Латвии в Российской Федерации, вы были объявлены персоной нон грата. Чем же мог насолить России молодой латышский дипломат? Вас выслали из страны. Как вы относитесь к этой акции сегодня?

— Наверное, это не является большим секретом (усмехается), что у Латвии с Россией с начала 1990‑х отношения складывались очень и очень сложно. У нас всегда по многим вопросам возникли и остаются сильнейшие разногласия. В начале 2000‑х я получил дипломатическое назначение в посольство Латвии в России. Латвийская сторона в тот год выслала российского дипломата со стандартной формулировкой “за деятельность, несовместимую со статусом дипломата”. В таких случаях в дипломатической практике всегда дается зеркальный ответ. И таким “ответом” стал я. Это горькая сторона дипломатической работы. До 2004 года я часто ездил в Россию, Москву как дипломат — в частности, занимался вопросами делимитации государственной границы. Затем, после того как меня выслали, не посещал Россию до 2012 года, пока меня не пригласили на научную конференцию в Санкт-Петербурге. В дипломатической практике не оповещают, как долго вы можете оставаться персоной нон грата. Я связался с нашим посольством в Москве, узнал, что могу ехать. И, как ни удивительно, прошел границу в питерском аэропорту быстрее, чем в Америке (улыбается).

Между РФ и Латвией идет пусть и сложный, но диалог, коммуникационные каналы должны работать.

— На какие процессы в ЕС, в мире, в своем регионе (экономические, политические, спорт и т. д.) влияет Латвия?

— Учитывая географию и отсутствие исторического опыта в работе с разными регионами, понятно, что страны Восточного партнерства — Беларусь, Украина, Молдова — это наши приоритеты. Мы стараемся, насколько это возможно в рамках ЕС, продвигать восточную политику ЕС, влиять на выстраивание отношений с Россией. Что же касается спорта (улыбается), то для небольшого государства мы довольно влиятельная страна. По теннису, например, Алена Остапенко — победительница турнира Большого шлема в одиночном разряде в Открытом чемпионате Франции–2017. Вот сейчас на зимних Олимпийских играх мы ожидаем высоких результатов по скелетону, бобслею. В чемпионате Европы по баскетболу, к сожалению, медалей не получили, но пятое место заняли. Обогнали Литву наконец‑то (смеется).

ОЛИМПИЙСКИЙ РЕЗЕРВ: Четверка бобслеистов из Латвии — Оскарс Мелбардис, Даумантс Дрейксенс, Матисс Микнис и Янис Стренга — в ноябре 2017-го приняли участие в Кубке мира в США
ОЛИМПИЙСКИЙ РЕЗЕРВ: Четверка бобслеистов из Латвии — Оскарс Мелбардис, Даумантс Дрейксенс, Матисс Микнис и Янис Стренга — в ноябре 2017-го приняли участие в Кубке мира в США

 

— Какие в Латвии есть образовательные программы, интересные для украинцев? Какова их стоимость?

— Украинцы по числу иностранных студентов в Латвии занимают восьмое место. Первое место принадлежит студентам из Германии. Немцы сфокусированы на медицинском направлении. На втором и третьем местах среди иностранных студентов — узбеки и индусы. Наша заинтересованность в привлечении украинских студентов очень высокая. С начала 1990‑х Латвия не может выбраться из демографической ямы. Вот уже третий десяток лет у нас не наблюдается позитивной демографической динамики. Обучение в Латвии платное, в среднем € 2 тыс. в год. Конечно же, в борьбе за украинского студента нам трудно конкурировать с такими странами, как Польша и Словакия. И финансово, и по языковому вопросу: украинцу проще выучить польский или словацкий, нежели латышский. У нас иностранные студенты обучаются преимущественно на английском, но могут, если в частном вузе, и на русском. На недавней образовательной выставке в Киеве было представлено на отдельной платформе 11 вузов Латвии.

— У Латвии есть опыт урегулирования языковых вопросов с нацменьшинствами. Украинский подход похож на латвийский: 60% времени отводится на изучение учебных предметов на государственном, а 40% — на родном языке. Расскажите, на какой результат вышла ваша страна.

— В декабре 2017 года состоялся визит министра образования и науки Украины в Латвию. Во время поездки ваша делегация, думаю, получила немало пищи для размышлений. Если человек хочет конкурировать на рабочем рынке Украины, без знания украинского это невозможно. Зачем готовить специалистов здесь, в Украине, для вузов Венгрии и Румынии? А нам — для России? Поэтому нам кажется, что модель билингвального образования “60 на 40” работает. Мы ввели эту модель в 2004 году. И уже видим по официальным соцопросам, что сегодня 85% или 90% молодежи оценивают свои знания латышского как нормальные или очень хорошие. То есть 60% предметов с 10‑го по 12‑й классы преподаются на латышском языке, а 40% — на языке нацменьшинств.

— В Латвии довольно много всевозможных программ по реабилитации воинов АТО и детей, пострадавших в зоне проведения АТО. Активны как украинская диаспора, так и латыши. Почему для Латвии так важно это участие?

— Когда начинались события в Крыму, мы, учитывая наш горький опыт 1940 года, почувствовали большое сходство с той ситуацией, которую пережили тогда. Память об этом передается из поколения в поколение. Мы понимали без деталей, на подсознательном уровне, что у вас случилось… Да, общество в Латвии расколото. Есть люди, которые живут в созданном Россией искаженном информационном поле. Но все же подавляющее большинство искренне сочувствовало Украине. Есть несколько направлений нашей помощи: первая — конечно, гуманитарная. Национальные вооруженные силы Латвии, министерство обороны Латвии, Капелланская служба НВС (Национальные вооруженные службы) передают гуманитарную помощь на постоянной основе вот уже несколько лет. Второе направление — это реабилитация участников АТО. Больше 30 человек, я верю, мы подняли на ноги. Третье — это помощь детям, в частности пострадавшим от боевых действий в зоне АТО. Мы неоднократно вывозили детей на оздоровление в Латвию на море. Кстати, море многие из них увидели в первый раз.

— Расскажите о рождественских традициях вашей кухни. Какие основные латышские блюда обязательно (желательно) присутствуют на каждом рождественском столе?

— Латыши — преимущественно протестанты или католики. Мы отмечаем Рождество согласно христианским традициям западного мира. На латышей огромное влияние оказывали немцы на протяжении семи веков. Например, то, что мы любим поесть (улыбается). Серый горох, картошка, свинина, тушеная капуста, пирожки с салом, которые у нас невероятно популярны,— на столе должно быть семь любых блюд. Рождество — семейный праздник. В советское время у нас Рождество не было совсем запрещено, но елку до 24 декабря купить было трудно. В нашей семье праздновали и в советское время. Кто боялся, кто нет. Мы — нет. 

фото_2