Люди

Особое мнение

Геннадий Москаль, ветеран украинской политики и губернатор Закарпатья, дает неожиданную оценку процессам, происходящим в этом регионе, а затем критикует реформу МВД
Хотите купить эту статью?

Геннадий Москаль, ветеран украинской политики и губернатор Закарпатья, дает неожиданную оценку процессам, происходящим в этом регионе, в пух и прах разносит реформу МВД и вспоминает яркие эпизоды из своего опыта главой Луганской военно-гражданской администрации

 

Иван Верстюк

 

 

НВ непросто было встретиться с губернатором Закарпатской области Геннадием Москалем. Все никак не удавалось согласовать дату и время встречи, так как губернатора не было на месте. Уже приехав в Ужгород и придя в областную администрацию, НВ все‑таки смог поймать Москаля в его кабинете — за несколько часов до того, как он вновь отправился колесить по Закарпатью.

Бывший заместитель министра внутренних дел, народный депутат и глава Луганской военно-гражданской администрации — политический тяжеловес не только по закарпатским, но и по киевским меркам. Местные активисты им недовольны, считая, что он недостаточно активно борется с потоками контрабанды в приграничной области. А вот закарпатские чиновники с почтением относятся к опыту Москаля и его пониманию киевских политических пасьянсов.

Разговор с ним начинается с горячего — венгерского вопроса и скандала, связанного с законом об образовании, который обязывает всех школьников страны получать среднее образование на украинском языке. Здесь Москаль аккуратно подбирает слова, называя закон “ошибкой Киева”, который, по его словам, не понимает специ­фики Закарпатского региона.

— Вы возглавляете сложный, этнически неоднородный регион. Венгрия, к примеру, активно поддерживает закарпатских венгров, в том числе финансово и паспортами. Вы видите в этом политические риски, риски для безопасности региона и всей страны?

— Никаких рисков я не вижу. Сейчас, когда между Киевом и Будапештом возникла конфликтная ситуация, мы действовали, чтобы этот конфликт упредить. Я предупреждал Киев, что наши министры слишком привыкли забрасывать оппонентов шапками. А меня в Венгрии знают все министры, они постоянно сюда приезжают, мы ведем диалог. Ничто не предвещало беды, венгерские министры занимались гуманитарными вопросами, но тут вмешался Киев, и возник конфликт.

Половина области работает в России, но пророссийских настроений нет

Венгрия активнее всех брала бойцов АТО на реабилитацию. И никто из венгров не говорил, что не будет защищать Украину. Первым, кто погиб из закарпатских военнослужащих, был венгр из Берегово. И тут появилась седьмая статья закона об образовании. Сюда приезжала министр [образования] Лилия Гриневич и клялась, что последние правки в закон она увидела уже в сессионном зале. Их инициировала нардеп Оксана Билозир и принесла их спикеру Андрею Парубию. Я Гриневич так и сказал: надо было посмотреть на правки и, если нужно, не голосовать за закон. Но все тогда решили: подумаешь, мол, какая‑то там Венгрия.

— Каким вы видите выход из этой конфликтной ситуации?

— Когда готовили

Чтобы прочесть материал полностью,