Украина

 

В главных ролях

О том, что изменится на украинской
культурной 
сцене, рассказывает директор
Мыстецького арсенала 
Олеся Островская-Люта

  

 
 
Что произошло на украинской культурной сцене в 2017‑м и как это повлияет на события в 2018‑м? Перечислю сразу несколько вещей.

Во-первых, принят закон о создании Украинского культурного фонда. Мало кто верил, что это произойдет, но теперь документ существенно изменит многие процессы на культурном поприще в ближайшие годы. Закон начнет действовать как раз в 2018 году. В бюджете для фонда предусмотрены неслыханные 200 млн грн. Это особенно необычно еще и потому, что фонд должен работать по образцу своих европейских аналогов: на основе экспертных решений, без единоличного управления и политических соображений на злобу дня. Учитывая, как работает украинская государственная машина,— это прорыв. По крайней мере, может стать им. Схожим образом работает, например, Госкино. И по росту количества украинских премьер можно сказать, что у такой системы однозначно положительное влияние.

 

Честные деньги

Собственно, украинское кино оживает с появлением “честных денег”. Поэтому применение такого механизма для широкой культурной сферы может стать настоящей живительной почвой. Ведь что важно для развития искусства? Всего два фактора: ресурсы и свобода. Без свободы получается культура позднего СССР, без денег — вечная андеграундная самодеятельность. Но одних денег недостаточно. Нужны эффективные и прозрачные процедуры, настолько честные, насколько это возможно в украинском обществе.

Другой пример таких полезных, хоть и болезненных процедур: конкурсы на руководящие должности в публичных институциях культуры. И это второй пункт, имеющий значение в 2018‑м.

Появятся музейные выставки со сложной и продуманной сценографией

Дело в том, что еще недавно с разного рода скандалами и переменным успехом в музеях, театрах и культурных центрах наконец началась медленная, но почти хтоническая в своей непреклонности смена поколения управленцев. Куда‑то пришли прогрессивные и смелые, не знающие реалий бюджетного сектора, где‑то остались аккуратные и ушлые в аппаратной игре. Ветер истории и симпатий публики — на стороне смелых и неискушенных. Именно к ним присматриваются больше всего, их слова тщательнее взвешивают, о них говорят, на них возлагают надежды. Из последнего и актуального: победа художника Александра Ройтбурда в конкурсе на должность директора Одесского художественного музея. Событие, всколыхнувшее Одессу и вызвавшее интерес музейного сообщества всей страны. Этот интерес подогревается ожиданиями перемен и сохранится в 2018‑м.

Третье, на что стоит обратить внимание,— более настойчивое присутствие украинского голоса на международной арене. В 2017‑м наша страна вполне пристойно была представлена на Венецианской биеннале и Франкфуртской книжной ярмарке. Это чуть больше, чем капля в море, но уже что‑то. Вдобавок под конец года отменили бессмысленный и вредоносный запрет использования бюджетных средств на проведение украинских выставок за рубежом. Значит, в 2018‑м стоит ждать более решительных шагов в этом направлении. Пора взяться за продвижение своего голоса на Западе. И следить за той же Франкфуртской книжной ярмаркой, где украинскую тему впервые будет готовить Институт книги, а также за всеми возможными кинофестивалями, малыми проектами вроде фестивалей национальной культуры и ожидать первые договоренности о больших украинских проектах на будущее.

 

Новые форматы

Еще одна важная тенденция — появление музейных выставок со сложной и продуманной сценографией. Выставок-историй, выставок, где произведение искусства или исторический объект представлены в контексте — визуальном, культурном, историческом. Осенью 2017‑го мы видели такие в Национальном художественном музее — Лабиринт Аксинина и Энеида — и в Мыстецьком арсенале — Воображаемый путеводитель. Япония и Бойчукизм. Проект “большого стиля”. Музейному сообществу и зрителям такой опыт все интереснее. К тому же благодаря подобным идеям появляется целый сопровождающий сектор производства: выставочные архитекторы, специалисты по монтажу, дизайнеры, производители оборудования и конструкций.

Ну, и в завершение — кино. В 2017‑м состоялся прорыв к массовому зрителю. Тут свою роль сыграли Киборги и Сторожевая застава. На 2018‑й запланирован выход еще нескольких десятков украинских картин. Среди них — долгожданная экранизация романа Сергея Жадана Ворошиловград. Почему это важно? Потому что речь идет об экранизации большой современной литературы, романа с высшей полки. И эта попытка существенно повлияет не только на кино, но и литературу, драматургию, взаимодействие кино и литературы. Скажем, на дальнейшую экранизацию романов Софии Андрухович. Поэтому держим кулаки и ждем с нетерпением.

Все материалы номера