Украина

Между укреплением и упадком

В стране заработают Государственное бюро расследований, Служба финансовых расследований и, вероятно, отдельный орган военной юстиции

В стране заработают Государственное бюро расследований, Служба финансовых расследований и, вероятно, отдельный орган военной юстиции

 

Денис Монастырский,
эксперт программы реформирования правоохранительной
и судебной систем Украинского института будущего

 

 

В 2017‑м украинское общество и правоохранительные органы вошли в новую реальность — в стране резко возросло количество терактов и заказных убийств. В этом же году можно отметить статистические успехи полиции в раскрытии преступлений, высокий уровень доверия к правоохранительным органам и начало создания Государственного бюро расследований (ГБР). Но все это происходило на фоне ослабления чувства безопасности в стране. Смена руководства Национальной полиции (в феврале ее возглавил Сергей Князев) привела к стабилизации работы полиции. Однако на фоне ухудшения общей криминогенной ситуации и законодательных “мин” полиция не справляется с новыми вызовами.

В целом государство в лице правоохранительных органов, утратив после революции достоинства монополию на законное насилие, так и не вернуло ее себе. Из-за чего появляются новые силовые центры, претендующие заполучить право на применение силы. В первую очередь — преступные организации, специализирующиеся на правонарушениях разной тяжести (от грабежей до заказных убийств). В ответ общество может либо усиливать правоохранительную систему, либо самоорганизовываться для защиты. В этом контексте 2018‑й, вероятно, станет годом постепенных изменений в вопросе предоставления права на ношение нарезного короткоствольного оружия (пистолета, револьвера).

Следователь с трех- или пятилетним стажем в ГБР будет получать около $1000

В связи с этим очевидны два сценария развития правоохранительной системы в 2018 году: усиление или стагнация.

В первом случае правоохранительные органы отвоюют себе дополнительные полномочия. Как в вопросах расследования преступлений (в частности, с помощью объединения роли следователей и оперативников в лице детектива полиции), так и в отношениях с гражданами (усиление ответственности за неповиновение и сопротивление полицейскому).

Однозначно усилит право­охранительную систему создание Государственного бюро расследований — органа, который постепенно отберет следствие у прокуратуры. Запуск бюро станет главной тенденцией в следующем году и причиной трудовой миграции специалистов. Следователь с трех- или пятилетним стажем в ГБР будет получать около $ 1.000 (без премии), а руководитель отдела центрального аппарата — $ 1.200-1.500.

Вслед за ГБР в 2018‑м законодательно оформятся Служба финансовых расследований и, вероятно, отдельный орган военной юстиции.

Во втором случае продолжится стагнация правоохранительной системы — неспособность упреждать тяжкие или особо тяжкие преступления, публичные конфликты между органами вроде недавнего между НАБУ и ГПУ. Одно из ключевых оснований для такого сценария — изменения в Уголовном процессуальном кодексе, принятые в 2017 году, которые начнут действовать в 2018‑м. Это приведет, с одной стороны, к массовому сокрытию преступлений, с другой — к общественному недовольству работой правоохранительных органов, что может послужить причиной массовых беспорядков.

В целом правоохранительным органам придется, как Алисе в Зазеркалье, “бежать со всех ног, чтобы остаться на месте, а чтобы куда‑то попасть, бежать вдвое быстрее”. Решающей проверкой на зрелость и прочность станет 2019‑й — год выборов. 

Все материалы номера