Украина

Крым. Срок годности

Аннексированный полуостров — в роли заурядного региона России

Аннексированный полуостров — в роли заурядного региона России

 

Павел Казарин,
ведущий телеканала ICTV,
обозреватель Крым. Реалии

 

 

Донбасс вытеснил Крым на периферию повестки. О нем мало говорит Киев и редко вспоминает Брюссель. Если вторжение на Донбасс должно было выиграть для России время на “приручение” полуострова — план сработал.

В марте 2014‑го Крым воспринимался россиянами как первая ласточка. Аппетиты имперского реванша не замечали границ. Аляска, Казахстан, Прибалтика и Беларусь стояли через запятую в райдере российского рейдера. Но уже через год все изменилось. Оказалось, что Крым должен стать не только первым, но и последним территориальным приобретением. “Новороссия” умерла, не родившись. А перемолотый войной Донбасс Москва пытается перевязать георгиевской ленточкой и вручить на содержание Киеву.

Впрочем, эмоции в РФ утихли и по поводу полуострова. Крым, который еще недавно подавали как “точку сборки” российской государственности, теперь оказался в роли заурядного региона РФ. Если в 2017 году прямые дотации из федерального бюджета составляли 37 млрд руб., то в 2018-м — лишь 23. Москва продолжает строить Керченский мост — но этот инфраструктурный проект рискует оказаться последним крупным вложением.

При этом не стоит сомневаться в том, что Керченский мост достроят. С одной стороны, это для Кремля символ имперской мощи, примерно как зимняя Олимпиада, проведенная в субтропиках. С другой — судьба таких проектов напрямую зависит от лоббистских возможностей подрядчика.

Не стоит сомневаться в том, что Керченский мост достроят

Керченский мост возводит Аркадий Ротенберг. Тот самый спарринг-партнер Путина в 90‑х. Человек, падавший на татами от подсечек президента РФ, имеет куда больше лоббистских возможностей, а потому сокращение российского бюджетного пирога может ударить по его проектам в последнюю очередь. Доступ к телу важен в авторитарных странах.

Впрочем, не инфраструктурой единой. Украинским гражданам в Крыму и дальше предстоит жить в условиях политики приручения. Насаждение лояльности и борьба с исторической памятью — альфа и омега того, что мы будем наблюдать. Украинский период жизни полуострова теперь принято называть оккупацией. Украинский флаг на доме может стать причиной уголовного дела, что доказало дело активиста Владимира Балуха. Подозрения в нелояльности чреваты регулярными обысками, что подтверждают дела, возбужденные против крымских татар.

При этом российские спецслужбы продолжат ловить на полуострове “украинских диверсантов”. План есть план, если в нем прописана “поимка террористов”, значит, они будут найдены. Пресс-релизы российских спецслужб выглядят как комплимент в адрес украинских. На деле Киев никакой субъектности по крымскому вопросу не проявляет и даже стратегическое видение судьбы полуострова ни в одном документе не закрепил. Это означает, что каждый крымчанин — потенциально в зоне риска. Никто не может гарантировать, что завтра его судьбу в ФСБ не сделают разменной монетой.

А еще мы будем наблюдать, как премьер Крыма Сергей Аксенов подражает Рамзану Кадырову. Бывшему украинскому чиновнику очень хочется походить на чеченского руководителя по степени самостоятельности. А потому он продолжит публично присягать Путину в надежде, что это избавит его от необходимости подчиняться всем остальным этажам российской вертикали.

Весной 2018‑го гарантирован всплеск разговоров о Крыме. На дату аннексии полуострова назначены выборы Владимира Путина. Оккупация четырехлетней давности должна легитимизировать его четвертый президентский срок. Но вслед за этим чемпионат мира по футболу снова вытеснит полуостров на периферию внимания. А если этого не сделает футбол, то сделает экономика. В конце концов, у имперских символов тоже бывает срок годности.

Все материалы номера