Мир. Ближний восток

Пуп земли

Дональд Трамп признал священный для христиан, мусульман и иудеев город Иерусалим столицей исключительно Израиля и зажег фитиль арабо-израильского конфликта

Дональд Трамп признал священный для христиан, мусульман и иудеев город Иерусалим столицей исключительно Израиля, и никак не Палестины. Тем самым президент США зажег фитиль арабо-израильского конфликта. Сейчас рванет

 

Александр Пасховер

 

 

Слон в посудной лавке бывает более осторожным, чем Дональд Трамп на Ближнем Востоке. 6 декабря президент США заявил, что настало время признать Иерусалим столицей Израиля и перевести сюда из Тель-Авива американское посольство.

Главный редактор и руководитель Украинской службы Голоса Америки Мирослава Гонгадзе уточняет НВ, что этот план был одобрен Конгрессом еще в 1995 году. Но американские президенты Билл Клинтон, Джордж Буш и Барак Обама каждые полгода подписывали отсрочку исполнения этого закона, оправдываясь интересами нацбезопасности. “Звучало много предостережений от такого шага, — поясняет Гонгадзе. — Как мы видим, не зря”. Трамп не сделал ничего нового. Он просто решил не продлевать этот затянувшийся мораторий.

Мгновенно — 8 декабря — палестинское движение сопротивления ХАМАС объявило начало акции День гнева. Разъяренные толпы публично сжигали американские и израильские флаги, рвали на части изображения Трампа, забрасывали израильтян камнями и бутылками с зажигательной смесью. С территории сектора Газа полетели ракеты. И тут же последовал ответный удар по объектам ХАМАС. Это был жаркий зимний день.

А уже 13 декабря страны влиятельной Организации Исламского сотрудничества, в которую входят 57 государств, призвали мир признать Восточный Иерусалим оккупированной столицей Палестинского государства и "самым решительным образом осудили решение президента США" по вечному городу.

Израильский вопрос выявил глубокие противоречия внутри самого арабского мира. Журналист египетского издания Аль-Ахрам Махмуд Эль Кей говорит НВ, что решение Трампа о признании Иерусалима столицей Израиля было согласовано и одобрено всеми арабскими правителями. “Их толерантность к народным демонстрациям, — продолжает Махмуд, — это фиговый листок, которым они прикрывают свое согласие”.

Причем в слове фиговый куда ни поставь ударение, не ошибешься. Сопротивление палестинцев носит декоративный характер. Беспорядки на улицах Раммалы, столицы Палестины, также не производят большого впечатления. Во всяком случае на директора Центра ближневосточных исследований Игоря Семиволоса.

Он прогнозирует, что арабы будут реагировать громко, но нерезультативно. “Идеал каждого националиста-араба — объединение усилий для победы над Израилем, — подчеркивает Семиволос. — Но это далеко от реальности”. Впрочем, новый виток антиизраильской кампании разбудил самые радикальные силы арабского мира — террористические группировки Хезболла и Аль-Каида. Никто не поручится, что на Ближнем Востоке не начнется война. Но уже очевидно, что мира там точно не будет.

Попали в историю

Чтобы понять, в какой улей угодил Трамп, достаточно взглянуть на краткое содержание предыдущих тысячелетий. И вот историк, израильский редактор международного издания Forum Daily Шимон Бриман в беседе с НВ затягивает старую песню о главном: евреи молятся об Иерусалиме и о возвращении туда каждый день уже 3.000 лет после того, как царь Давид основал город как столицу Еврейского царства.

“Заявление президента единственной супердержавы, — говорит Бриман, — стало символическим знаком поддержки США этой многотысячелетней уверенности евреев в том, что Иерусалим — сердце еврейского народа”.

За многие века Иерусалим успел прописаться не только в сердце еврейского народа. Святой город — реликвия трех наибольших религиозных течений мира. Здесь, вот именно в такой последовательности, родились: иудаизм, христианство, ислам. Все три ветви имеют взаимные претензии, что старательно заносились в священные и не очень книги иудаизма и ислама.

2.000 лет назад римляне сравняли Иерусалим с землей, часть местных жителей истребили, часть увели в плен. В ранний период Средневековья, примерно с VII века, восстановленным Иерусалимом владели мусульманские племена. В зените Средневековья (XI‑XV века) в ходе серии Крестовых походов христианская Европа подчинила святыню себе.

На заре эпохи Возрождения (XVI век) город перешел под скипетр Османской империи. И находился он там вплоть до ее распада в результате Первой мировой войны в 1917 году.

После чего временный мандат на эту территорию перешел Англии. В 1947 году, согласно резолюции ООН, эта беспокойная земля должна была быть разделена между двумя новыми государствами: Палестиной и Израилем.

Предполагалось, что спустя десять лет будет проведен референдум, в ходе которого жители Иерусалима сами определят статус города — чей он. Обеим сторонам план не понравился. Но арабам он не понравился больше. В 1948 году объединенные силы Иордании, Египта, Сирии, Ирака и Ливана напали на только что провозглашенное Государство Израиль.

В результате Иерусалим был разделен на западную часть, контролируемую Израилем, и восточную, что перешла под патронат Иордании.

В июне 1967 года объединенные силы Египта и Сирии совершили очередную попытку “сбросить Израиль в море”. Армия Израиля ЦАХАЛ провела контратаку и захватила контролируемую Иорданией восточную часть города.

Этот акт был осужден мировым сообществом. Как позже о тех событиях напишет в своих мемуарах премьер-министр Израиля, бывшая киевлянка Голда Меир: “Мы хотим жить. Наши соседи хотят видеть нас мертвыми. Это оставляет немного пространства для компромисса”.

Так или иначе, в 1980 году Кнессет провозгласил Иерусалим столицей Израиля, а Совбез ООН осудил за это еврейский парламент и объявил захват восточной части города незаконным. В 1988 году Организация освобождения Палестины провозгласила создание Государства Палестина со столицей в Иерусалиме.

В 1990‑е казалось, что стороны были близки к заключению мирного соглашения, но усилия оказались напрасны. “Некоторые стремятся подорвать легитимность сионистского предприятия, — говорит глава еврейского агентства Сохнут, уроженец Украины Натан Щаранский. — Ясные слова президента [США] поспособствуют укреплению международного признания и легитимности столицы Израиля”.

Рано радоваться, парирует Махмуд Эль Кей. “Есть те, кто не смирится с таким статус-кво, — это палестинский народ, — утверждает журналист из Аль-Ахрам. — Они возьмут в руки штурвал третьей интифады и потрясут землю под ногами насильников-сионистов”.

раст
КОГДА ЖЕНЩИНЫ СЕРДЯТСЯ: Палестинские женщины в Иерусалиме протестуют против решения американского президента Дональда Трампа о признании города столицей Израиля
Нерешительный бой

Лидер палестинского движения ХАМАС Исмаил Хания был одним из первых, кто призвал сооте­чественников к вооруженному сопротивлению. Первым делом бывший премьер-министр Палестинской национальной администрации (ПНА) объявил, что мирный процесс переговоров убит. “Весь Иерусалим наш”, — цитирует Хания арабский телеканал Al Jazeera. Ничего нового, то же самое говорят и в Тель-Авиве: “Иерусалим наш”. Что лишний раз свидетельствует о невозможности компромисса.

Поэтому нынешний глава Белого дома решил поломать большую, но неэффективную игру, признав де-юре то, что уже 50 лет является де-факто. “Видимо, его консультации с руководством ряда арабских стран и Израилем показали, что время пришло”, — поясняет Самуэль Клигер, директор Global Jewish Advocacy (Нью-Йорк). Кроме того, он полагает, что Трамп был мотивирован так поступить и из соображений внутриполитической целесообразности. На президента оказывали давление избиратели и евангелические христиане, которые давно настаивали на этом шаге. Необходимо продемонстрировать им, что он выполняет свои предвыборные обещания. Осенью 2018 года пройдут выборы в Конгресс США, и Трампу важно сохранить здесь республиканское большинство.

В то же время министры иностранных дел Лиги арабских государств заявили, что решение Трампа лишает США роли “спонсора и посредника” по ближневосточному мирному процессу, “усиливает напряжение и вызывает возмущение, способное привести регион к краю пропасти, наполненной насилием, хаосом и кровопролитием”.

В первые дни конфликта улицы Раммалы в буквальном и переносном смысле горели. Жарко было и в Иерусалиме. Сотни палестинцев собрались на площади возле Дамасских ворот снаружи Старого города. Они скандируют: “Иерусалим — арабский, Иерусалим — палестинский”, “Палестина будет свободной”, “Кровью и потом мы освободим Иерусалим”.

Избежать столкновений не удалось. Да никто и не собирался их избегать. В итоге на границе с Газой и в самом Иерусалиме — сотни пострадавших, двое палестинцев убиты. Вечером из Палестины в сторону Израиля вылетели три ракеты, но они были перехвачены системой противовоздушной обороны Железный купол.

Ответный удар по объектам ХАМАС немедленно достиг цели. Итог всех боев — четверо погибших, сотни раненых. Спасение утопающих палестинцев остается делом только самих палестинцев.

Раздуть из искры пламя не удалось. Трамп, по мнению Махмуда Эль Кея, выбрал правильное время для такого рода заявления. “Сегодня арабские страны как никогда слабы политически, экономически, разрознены в социальном и моральном плане”, — с горечью признает египетский журналист.

Клигер говорит о том же, но без горечи. Отношения с Израилем некоторых главных арабских стран, таких как Саудовская Аравия и Египет, существенно улучшились. Они видят Израиль и США своими потенциальными союзниками в борьбе с иранским гегемоном. “Большие арабские страны, высказав свое публичное возмущение, на самом деле не будут сопротивляться этому решению”, — констатирует эксперт.

Нынешний раскол арабского мира заметен не только в США, но и в Украине. Николай Белесков, аналитик киевского Института мировой политики, поясняет: несмотря на массовые протесты, судьба палестинского народа давно перестала быть объединяющим фактором исламского мира.

Для многих арабских стран, и главным образом это касается государств Персидского залива, Иран, а не Израиль стал головной болью и геополитическим врагом. “Израиль фактически рассматривается как квазисоюзник, — говорит эксперт. — Арабскую солидарность скорее всего принесут в жертву, конечно же, сопровождая ее антиизраильской риторикой”.

Шок и трепет

Так будет по меньшей мере до тех пор, пока акции не возглавят крайние радикалы. Например, террористическая группировка Аль-Каида, лидер которой Хамза бин Ладен, сын некогда террориста № 1 Усамы бин Ладена, на днях опубликовал 17‑минутный ролик, где обвиняет королевскую семью Саудовской Аравии в предательстве палестинского дела.

Пробуждение радикальных сил ислама возвращает в большую игру Иран, который, по мнению Семиволоса, воспользуется временной опалой в арабском мире саудитов и, например, при поддержке шиитов ливанской Хезболлы усилит свои радикальные антиизраильские позиции.

То, что на Востоке спокойной жизни в ближайшие годы не будет, понимают все. Вот и президент Турции Реджеп Эрдоган, известный как приверженец мягкой исламизации своей страны, обозвал Израиль “террористическим государством”, “у которого нет иных ценностей, кроме оккупации и разбоя”. И добавил, что будет добиваться пересмотра трамповского решения по Иерусалиму.

Премьер-министр Израиля Биньямин Нетаньяху молниеносно ответил обидчику. “Я не привык получать уроки морали от лидера, который бомбит курдские деревни в своей родной Турции, бросает в тюрьму журналистов, помогает Ирану обходить международные санкции, помогает террористам, в том числе в Газе, убивать невинных людей. Не таким читать нам лекции”. Какие еще нужны доказательства, что легко на Ближнем Востоке не будет?

Пока никто, кроме Трампа, не рискнул признать Иерусалим столицей Израиля. Хотя израильский премьер уже обратился ко многим правительствам европейских стран с подобным предложением. А к министру иностранных дел Украины Павлу Климкину персонально обратился депутат Кнессета от партии Ликуд Давид Амсалем: “Будем рады, если Украина сможет последовать примеру США”.

По сообщению прессы, Климкин дал израильскому политику мастер-класс словоблудия. Он сообщил, как важно уважать историческое и культурное наследие, и рассказал, что был поражен своим последним посещением мемориального комплекса Холокоста Яд Вашем в Иерусалиме. В общем, от ответа ушел.

Что касается стран Евросоюза, здешние политики осторожничают. В их странах мусульманские кварталы — сила, способная затмить любой бразильский карнавал. На просьбу Нетаньяху, направленную к ЕС, признать Иерусалим столицей Израиля и перенести туда свои посольства из Тель-Авива, Федерика Могерини, верховный представитель ЕС по иностранным делам, ответила: “Мы верим, что единственное реалистичное решение конфликта между Израилем и Палестиной базируется на принципе сосуществования двух государств со столицами обоих в Иерусалиме”. Вершина дипломатии. Единственное, что не учитывает Могерини, что такой статус Иерусалима неприемлем — как для палестинцев, так и для израильтян.