Страна. Медицинская реформа

Большая клизма

Новая система здравоохранения сделает часть услуг действительно бесплатными
Прививка от популизма

Устрашающие картины, которые рисуют противники реформы, в Минздраве отвергают. “В перечне платных будут прежде всего услуги, некритичные для жизни,— говорит Павел Ковтонюк, замминистра здравоохранения.— Плановая стоматология для взрослых, отдельные виды хирургии, например косметологическая”.

Точные прайсы, по его словам, станут известны в конце 2019‑го, а сама платная медицина заработает лишь в 2020‑м. Причем каждый год платный пакет заново будет утверждать правительство, а затем парламент — исходя из расчетов госбюджета. И если депутаты в угоду популизму захотят расширить круг бесплатных опций, рассчитанных Кабмином, им придется автоматически увеличить расходы на медицину в бюджете. “То есть нынешняя ситуация, когда государство обещает бесплатную медицину, но перекладывает выполнение обещаний на плечи медиков, в 2020 году будет невозможна”,— поясняет Ябчанка из РПР. Поэтому, по его мнению, нынешняя медреформа — это еще и отличная прививка парламентариям от популизма.

Массовых закрытий больниц или сокращений среди врачей, уверяют эксперты, тоже не произойдет. Невостребованные учреждения, как и персонал, перепрофилируются. А если кому‑то и придется уйти из профессии, то не из‑за разнарядки сверху, а просто потому, что пациенты предпочтут обращаться к другим, более квалифицированным специалистам.

Именно для обычных медиков реформа должна стать благом. Раньше, несмотря на квалификацию и таланты, доктор зарабатывал официально лишь определенную ставку, которая зачастую зависела от личного расположения главврача его учреждения. А после реформы доход подобного специалиста определит число записавшихся к нему на прием пациентов. У востребованного доктора, по подсчетам Минздрава, заработок вырастет в 3–7 раз, до 15–30 тыс. грн.

Более того, врач сможет работать не только в определенной поликлинике или больнице. Закон позволяет им вести частную практику как физлицам-предпринимателям или даже объединяться в групповые практики. “Больше не придется зависеть от главврача, который назначает ставки, распределяет деньги, которому платят взятки за место в клинике или за право вести операции,— говорит Устинова.— Больницы станут предприятиями, они сами будут бороться за хороших врачей, повышать им зарплаты, а не нанимать кума-свата-брата, потому что бюджет и так дадут”.

Правила честного, открытого рынка в итоге должны сказаться и на качестве услуг. Бороться за пациентов станут и больницы, и врачи. “Первое, что замечали страны, которые внедряли такую систему,— тотальное изменение отношения медперсонала к пациентам. Уровень тактичности, внимания, профессиональности тут же вырастал,— подчеркивает Шерембей.— Потому что вы, пациент, в любой момент можете разорвать с врачом контракт”.

На недобросовестного врача можно будет еще и пожаловаться в Национальную службу здоровья (НСЗ). Она также заработает с января 2018‑го. НСЗ будет заключать контракты о предоставлении услуг с медучреждениями и осуществлять контроль качества лечения.

В Минздраве призывают украинцев не надеяться, что с нового года все сразу же наладится. Но все же в ведомстве настроены оптимистично: мол, все придет со временем. “Главное, что мы поменяли правила игры,— говорит Ковтонюк.— Теперь начнет меняться и вся система”.

фото_Супрун

ДОВЕЛА ДО РЕФОРМЫ: Команда и. о. министра здравоохранения Ульяны Супрун и она сама (на фото — справа), похоже, все же превратят постсоветские больницы в нормальные медучреждения

Дорогая медицина

С платными услугами все несколько сложнее. Чтобы рассчитать их стоимость и спрос на них, Минздрав берет “переходный период” на два года. Лишь после того, как появятся точные цифры, а сама медицина выйдет из тени, чиновники поймут, что госказне по карману, а что — нет. “Система будет внедряться постепенно,— говорит Шерембей.— Если станет очевидно, что дефицит средств крайне высокий, то придется ускорить переход к страховой медицине, которая поможет пациентам покрыть то, что государство покрыть не в состоянии”.

В начальной редакции законопроекта Супрун проблему с дефицитом средств собиралась решить за счет частично платных медуслуг так называемого второго и третьего уровней: казна покрывала бы их на 80–85%, а остальное платил бы пациент, причем официально, через кассу. Получилась бы хорошая прививка от докторской коррупции, уверена Александра Устинова, член правления Центра противодействия коррупции (ЦПК). “Когда человек уже заплатил в кассу 100–150 грн, он не понесет “благодарность” в конвертике врачу”,— поясняет она. Но депутаты, по ее словам, “ударились в популизм и зарубили норму о сооплате”. И в окончательной редакции закона не осталось полутонов: есть или полностью платные услуги, или полностью бесплатные.

Тему платной медицины подняли на щит противники реформы. Ольга Богомолец, глава парламентского комитета по вопросам здравоохранения и один из самых активных оппонентов Супрун, за день до голосования предъявила общественности внушительные — с пяти- и шестизначными суммами — “послереформенные” прайсы на медуслуги, якобы рассчитанные по согласованию с Минздравом. Некоторые цены в полтора-два раза превышали те, что есть сейчас в Борисе — одной из самых дорогих частных клиник страны. К примеру, в прайсах от Богомолец удаление камней из желчного пузыря стоило 38 тыс. грн, а аналогичная услуга в Борисе — 28 тыс. грн.

Депутат настроена воинственно и считает, что в результате реформы большая часть украинцев лишится доступа к высокоспециализированной медицине. Следующим этапом станет уничтожение сельской медицины, закрытие больниц и массовый исход врачей из профессии или даже из Украины. “За последний год из страны выехало 66 тыс. медиков. Теперь уедет еще больше,— уверена Богомолец.— Этот путь прошли многие страны Восточной Европы, которые начинали проводить реформы, не позаботившись о человеческом потенциале, и очень скоро обнаружили, что лечить граждан стало некому”.

фото_Комаровский

ДАВНО ПОРА: Евгений Комаровский, врач-педиатр и автор книг о детском здоровье, уверен: реформа даст шанс на достойную жизнь для хороших врачей и качественную медицину для пациентов

Инфографика

Условно бесплатная медицина отмучилась — с 1 января 2018 года в стране начнет действовать реформированная система здравоохранения, которая сделает часть услуг действительно бесплатными, остановит повальную врачебную коррупцию и позволит хорошим докторам хорошо зарабатывать

 

Галина Корба

 

 

Исторический день — таким словосочетанием Ульяна Супрун, и. о. министра здравоохранения, назвала 19 октября — дату принятия парламентом медицинской реформы.

За окнами Рады в этот момент бастовали несколько тысяч активистов, но не по поводу новаций в здравоохранении: они хотели других реформ от президента и его большинства.

Сама Супрун и ее многочисленные сторонники отлично знакомы с тонкостями подобной уличной политики: им также некогда приходилось митинговать под окнами Рады, почти год ведя яростную борьбу за свое детище с парламентскими популистами и мощным лобби главврачей и фармацевтических компаний.

Теперь страсти позади, а впереди — кропотливая работа по внедрению вызвавших серьезные споры новаций. Как обещает Минздрав, новая система здравоохранения в корне изменит принцип финансирования медицины в Украине: уберет коррупционные риски, повысит качество услуг для пациентов, в разы увеличит зарплаты врачей и позволит максимально эффективно тратить деньги на здравоохранение. Теперь в стране будут платные и бесплатные медуслуги, а деньги пойдут за пациентом. В итоге, как прогнозирует Супрун и Ко, украинцы получат качественную и действительно бесплатную помощь по жизненно важным направлениям, а также конкурентный рынок медицины в целом.

Оппоненты уже назвали новации “геноцидом”, пугая соотечественников баснословными ценами на лечение, массовым закрытием больниц и безработицей среди врачей.

Но хуже в любом случае уже не будет, уверен Евгений Комаровский, врач-педиатр, автор книг для родителей и популяризатор медицинских знаний. “Там [в новом законе] сохраняются риски воровства, но там однозначно лучшая жизнь для хорошего врача,— поясняет Комаровский.— Там огромные возможности для медучреждения с адекватным главным врачом, там тяжелые времена для шарлатанских методик, ненужных лекарств и обследований. Там реальный рынок медуслуг, реальные шансы на то, что хоть что‑то достанется пациенту бесплатно”.

Выйти из тени

Первые симптомы новой реформы украинцы обнаружат уже с первого дня 2018 года. С этого момента всем потенциальным пациентам придется выбрать себе семейного врача — терапевта или педиатра — и заключить с ним декларацию на предоставление медицинских услуг. После этого карта пациента появится во всеукраинской электронной системе e-Health, и государство начнет выделять деньги конкретно под него и под услуги, которые предоставляются именно этому человеку.

Это — кардинальное новшество. До сих пор медицину финансировали иначе: опираясь на институт прописки и койко-места в больницах. Государство, по сути, содержало помещения медучреждений, даже если туда никто не обращался. Учитывая, что Украина — третья страна в Европе после России и Беларуси по числу больничных коек, в пустоту уходили гигантские суммы — примерно 30–40% госрасходов на медучреждения. И если, к примеру, посчитать по районным больницам себестоимость родильного отделения, где проводят 10 родов в год, но весь год содержат полный штат персонала, помещения и оборудование, то стоимость подобных родов для государства выйдет просто космической, говорит Александр Ябчанка, эксперт Реанимационного пакета реформ (РПР). “Будет дороже, чем родить в Польше, вместе с дорогой туда и назад”,— уверен он.

Впрочем, как уверяет представитель РПР, прямо с 1 января для больниц ничего не изменится: поначалу они будут получать деньги по той же схеме, что и в прошлом году. Но с каждым месяцем, по мере того, как реальные пациенты будут “выходить из тени” — то есть регистрироваться, перекосы в финансировании станут выравниваться. “Если райцентр первичной помощи формально должен обслуживать 10 тыс. виртуальных людей, а на деле туда ходит от силы 5 тыс., то уже в первые месяцы после реформы он лишится половины финансирования,— поясняет Ябчанка.— Деньги пойдут туда, куда пошли реальные люди”.

Всем пациентам, заключившим декларацию, государство уже с 1 января гарантирует действительно бесплатный пакет услуг. Прежде всего это коснется первичной или семейной медицины, которая покрывает 80% всех обращений в медучреждения, поясняет Дмитрий Шерембей, глава координационного совета Всеукраинской сети людей, живущих с ВИЧ, и один из сторонников реформы. Кроме того, государство полностью оплатит экстренную помощь по скорой, паллиативную помощь, лечение у узкопрофильного врача по направлению семейного врача, а также роды и реабилитацию.