Мнение. Простая истина

Черно-белые оттенки серого

95 % людей не являются ни героями, ни мошенниками
Хотите купить эту статью?

Нам так нравится упрощать мир, что, сталкиваясь с трудностями, мы быстро разочаровываемся и отворачиваемся от того, чего не понимаем

Роберт ван Ворен,
голландский советолог, правозащитник,
генеральный секретарь международной
организации Глобальная инициатива в психиатрии

  

Свою карьеру активиста за права человека я начал 38 лет назад, будучи учеником средней школы с очень упрощенным восприятием мира.

Не то чтобы я не сталкивался со сложностями жизни. Наоборот — вырос в семье, на которую сильно повлияла Вторая мировая война. Мой старший дядя побывал в нескольких нацистских лагерях, там смертельно заболел и умер вскоре после освобождения. Его младшему брату удалось вырваться из плена, но он пережил серьезную психическую травму, о чем мы узнали гораздо позже.

В результате война всегда оставалась главной темой для разговоров в моей семье. И большая часть книг на полках в доме посвящалась Второй мировой. В 1970‑х фокус сместился на советские лагеря, поэтому, когда я подрос, вместо книг о Холокосте начал читать о ГУЛАГе.

В таком возрасте у нас ограниченное понимание сложности человеческого поведения и разума, и в сочетании с прочным христианским воспитанием это и вызвало мое стремление “творить добро”, а также заставило поверить в борьбу между добром и злом.

Поэтому в моем сознании “мы” были хорошими ребятами: мы, диссиденты, политические заключенные и их западные сторонники. А плохишами были “они”: Советы и офицеры КГБ. Во время первой поездки в СССР меня не покидало ощущение, что я окружен врагами, мне даже в голову не приходило, что миллионы советских граждан вполне счастливо жили в этой ужасной империи зла.

Но со временем этот образ размылся. Когда СССР стал открываться, и я завел себе друзей среди “нормальных” его граждан, они оказались приятными людьми. Даже некоторые из бывших агентов КГБ, с которыми мне доводилось встречаться, были просто людьми.

Эта смена парадигмы стала ключевым этапом в моем понимании постсоветской реальности и сложностей перехода от тоталитарного государства к гражданскому обществу, руководствующемуся принципом верховенства права. Поскольку для того, чтобы достичь конечной цели — стать свободным демократичным обществом, нужно разбираться в деструктивных поведенческих традициях человечества.

Один из факторов, который мы изо всех сил пытаемся отрицать,— это то, что 95 % людей не являются ни героями, ни мошенниками. Они, как сформулировал немецкий ученый Вольфганг Тирзе, “многие другие, живущие здесь — более или менее приличные, умные, храбрые или трусливые”. Настоящих героев невероятно мало, некоторые становятся ими по чистой случайности. И, с другой стороны, настоящих преступников тоже очень мало.

Удобно использовать упрощенное восприятие: все беженцы должны быть вежливыми

Когда мы смотрим на ИГ и ужасные вещи, совершаемые участниками движения, мы создаем простую картинку, воспринимая их как зверей, сумасшедших, психопатов. Правда же заключается в том, что они такими не являются, они вполне нормальные люди, ставшие маленькими колесиками в разрушительной машине.

Если перейти к дебатам о беженцах в Западной Европе, то и здесь нас шокирует агрессивное поведение молодых мужчин-мигрантов в немецких и шведских городах. Почему? Потому что удобно использовать упрощенное восприятие: все беженцы должны быть вежливыми и благодарными людьми. Тогда как по факту мы имеем дело с большой группой людей, сбежавших от войны, бомбежек и смертей. И как в любом обществе, некоторые из них ведут себя очень плохо, хотя их поведение не так уж отличается от поведения футбольных хулиганов в Великобритании или Нидерландах.

Далее. Хочу продолжить этот ряд Украиной. В стране продолжают процветать коррупция и политика за закрытыми дверями, сохраняется разрыв между людьми при власти и теми, кто едва сводит концы с концами. Конечно, это вызывает разочарование и гнев. Но стране, которая 25 лет держалась на воровстве, не стать образцовой за ночь — на это потребуется много лет, возможно, даже несколько поколений. Тем не менее на Западе отворачиваются от Украины. Отворачиваются из‑за такой же упрощенной картины мира, как у меня 38 лет назад.

Но жизнь не черно-белая. Реальность такова, что все в мире — разные оттенки серого, и чудес не бывает. Да, это простая истина. Но именно такие простые истины и нужно помнить в столь трудные для нас времена.

Чтобы прочесть материал полностью,