Неделя. Вопрос

Может ли госчиновник совмещать бизнес и госслужбу?

НВ расспросило известных соотечественников

НВ расспросило соотечественников, должны ли госслужащие иметь право на собственный бизнес


 В госслужбу, собственно, и шли всегда за получением прибыли, “на кормление”: за капиталом как реальным, так и символическим — в виде влияния.

Госаппарат, построенный на “разрешиловке”, просто не может функционировать иначе, кроме как с помощью смазочного материала коррупции и приработков, в сотни раз превышающих символические заработки. А благословляет все это общество, лишенное социальной этики и воспитанное постсоветскими СМИ на махровом вранье и лицемерии.

Панамский скандал ведь уже был в нашей истории с Павлом Лазаренко: тогда борцами за высокую мораль оказались Леонид Кучма, Валерий Пустовойтенко и прочие бессребреники.

Поэтому социальный ответ на вопрос о том, может ли чиновник совмещать госслужбу и коммерцию, будет звучать по‑одесски: “Может, но не до такой же степени”.

Олег Покальчук,
социальный психолог

 

На это есть один возможный ответ. Совмещение госслужбы и бизнеса прямо запрещено законом. И здесь не может быть компромиссов. Либо работа на государство, либо бизнес.

В Украине к этому рано или поздно тоже придут.

Тарас Березовец,
политтехнолог, директор компании Berta Communications

 

Конечно, не должен. Но при этом мы все прекрасно понимаем, что пока это переходная ситуация. Понятно же, что чиновник не может жить на 7 тыс. грн в месяц. Соответственно, ясно, что все поставлены в ситуацию каких‑то вынужденных “левых” доходов.

Самое главное, что всем понятно, как должно быть. Но поскольку мы находимся в переходном периоде, получается, что приходится на это смотреть одним глазом, а второй — прикрывать.

Олег Тистол,
художник

 

В Украине для некоторых, а может, и для многих, госслужба — это вполне доходный бизнес и без всякого совмещения.

Максим Лазебник,
исполнительный директор Всеукраинской
рекламной коалиции

 

100 % — нет. И этого совсем нельзя допускать. Это ведь совершенно разные вещи. Разве может дирижер одновременно играть на музыкальном инструменте и дирижировать?

Тот, кто занимается сообществом, должен забыть себя, примерно так говорил Конфуций. Зацикленность на собственном интересе уничтожает общее. Это очевидные вещи.

А у нас стопроцентное срастание [бизнеса и власти], и поэтому страна погибает. Наши бизнесмены совершенно не доверяют политикам, потому что понимают: все они продажные. И знают им цену — миллион долларов, два, десять. И понятно же, что люди, которые продаются, не могут дать никаких гарантий. Они даже не могут допустить, что можно поступать  так, как действовали [президент Франции] Шарль де Голль или [президент США] Франклин Рузвельт.

Александр Сугоняко,
глава Ассоциации украинских банков

 

Я думаю, нет.

Вот мне, например, сколько людей говорили: “Игорь, иди в политику”. А я отвечаю: “Если бы я продал свой бизнес, вот тогда, возможно, и пошел бы”. Ведь это совмещать невозможно. Потому что нужно себя полностью отдавать работе или на благо государства, или на благо фирмы. Тут не разорвешься.

Игорь Захаренко,
генеральный директор турфирмы Феерия

 

Не должен. Это порождает конфликт интересов. Здесь возможны два направления: или чиновник использует экономические рычаги для влияния на население, или — что бывает чаще — лоббирует свой бизнес через властные структуры.

Автор одного из первых постсоветских учебников по политической психологии считает, что такое совмещение подменяет политическую борьбу борьбой за ресурсы. Что и происходит у нас. Это один из краеугольных камней нашей неистребимой коррупции.

Борис Херсонский,
поэт, психиатр

 

Подобные примеры есть в Европе — например, в Швейцарии, где депутат парламента может совмещать политику с работой в частном секторе. Но эта модель не для сегодняшней Украины. Мы — еще незрелая нация и неспособны разделять конфликт интересов.

Не имеем мы пока и эффективной системы борьбы с коррупцией, поэтому для Украины эта опция преждевременна.

Анатолий Амелин,
основатель аналитического
центра Amelin Strategy

 

Нет, не может. Норма международная, общепринятая и обсуждению не подлежит из‑за очевидности: конфликт интересов и коррупциогенность.

Карл Волох,
блогер, владелец медицинской клиники РомиТаль

 

Чиновник может все, но не должен этого делать. Конфликт интересов подрывает доверие — основной капитал политика. Наличие бизнеса всегда будет сохранять этот конфликт интересов, что делает невозможным проведение реформ. И всегда будет ставить под удар политика, даже в том случае, когда реальных причин для критики нет.

Сергей Фурса,
специалист отдела продаж
долговых ценных бумаг Dragon Capital

 

Категорически нет. Мы говорили еще в 2014 году, что нельзя бизнесменов выбирать во власть, потому что они себя и там ведут как бизнесмены, превращая власть в разновидность бизнеса. Что мы, собственно, и получили.

Насколько морально обкладывать страну военным налогом и дополнительными сборами, а самому выводить свои налоги за границу и не платить их своей стране?

Ведь во всем мире во внутренней политике первичны принципы, а во внешней — интересы. А в нашей стране — с точностью до наоборот. Так живут только люди, не понимающие сути происходящего.

Алексей Мочанов,
бард, бывший автогонщик

 

Двух мнений здесь быть не может. Несмотря на то что законы принимают депутаты, которые тоже хотят зарабатывать на своих полномочиях, эти самые законы запрещают совмещать государственные должности с бизнесом.

Другой вопрос, что у чиновника должна быть возможность не вести бизнес, то есть получать минимально приемлемое вознаграждение за свою работу. А в Украине ситуация такова, что без параллельного бизнеса или бизнеса на власти прожить чиновнику невозможно. Поэтому президент вынужден по ночам делать конфеты, а премьер в выходные — приторговывать газом. Что поделаешь — бедность.

Виталий и Дмитрий Капрановы,
писатели, издатели

Все материалы номера