Мнение. Киев - Брюссель

Построить Европу

Украинцы сегодня защищают Европу от варварства, терроризма, агрессии и милитаризма, нависших над всем нашим континентом

Украина ценна для Евросоюза тем, что может не остановить Россию, как принято считать, а изменить вектор ее развития

 

 

Владислав Иноземцев,
российский экономист, директор Центра
исследований постиндустриального общества

 

Президент Порошенко, выступая с обращением по случаю Дня Европы, заявил, что именно украинцы “сегодня защищают Европу от варварства, терроризма, агрессии и милитаризма, нависших над всем нашим континентом”. Украина представляется своего рода фронтиром, вокруг которого проходит схватка добра и зла. В этом в Киеве и видят миссию страны, так или иначе обосновывая свое европейское будущее тем, что “борьба против российской агрессии является борьбой за Европу”.

С первых дней революции достоинства я был полностью солидарен с украинцами, возмущенными действиями клептократического режима. Я также надеюсь, что Украина в будущем войдет в Европейский союз, а украинский язык станет официальным языком ЕС. Именно поэтому хотел бы выразить сомнения относительно того дискурса, который сейчас доминирует в Киеве.

На мой взгляд, украинские проевропейские политики не отдают себе отчет в простом обстоятельстве. У Европы своя самоидентификация, десятилетиями предполагавшая некую границу между Европой и Россией. Эта граница, в общем и целом, проходит по границе Российской империи и Советского Союза — и в сознании европейского политического класса она никуда не исчезла.

Украина (как Белоруссия или Грузия, не говоря о самой РФ) воспринимаются в Европе вовсе не так, как Словакия и даже Болгария. Все эти страны — часть неевропейского мира, и поэтому конфликты, возникающие между ними, не расценивается европейцами как имеющие к ним прямое отношение. Это обстоятельство, на мой взгляд, не учитывают в Киеве.

В течение всех “раундов” расширения Европейского союза страны—члены ЕС могли оценивать риски принятия новых государств в Союз, но никогда не сомневались в том, что те имеют на это основание. Как только такие сомнения возникали, процесс не сдвигался с места: пример — Турция. Поэтому, если раньше следовало лишь доказать, что ты “отвечаешь требованиям”, то теперь — еще и то, что ты “нужен”. И описание страданий народа и его борьбы с силами зла для вхождения в Европу тут не подействует.

Нужно не утверждать, что Украина — это Европа, а доказывать это

На наших глазах, вероятно, завершается очередной постмайданный период украинско-европейского сближения. В отличие от середины 2000‑х годов, в этот раз Киев добился намного бóльшего: вступило в действие Соглашение об ассоциации с ЕС; вскоре для украинцев будет отменен визовый режим; страна получила серьезную финансовую помощь. Но это, видимо, и есть тот предел, перешагнуть через который можно лишь в случае, если европейцы окажутся по‑настоящему заинтересованными в Украине, а не просто отдадут должное героизму и воле украинского народа. Потенциал эксплуатации старого тезиса о том, что “Украина — не Россия”, исчерпан. Нужно определяться, что есть Украина вне этого противопоставления и что она может дать Европе и европейцам.

На мой взгляд, постсоветским государствам необходимо продемонстрировать как минимум три момента. Во-первых, готовность быстро разрешить все конфликтные ситуации по периметру их границ. Во-вторых, способность принести интересы собственного олигархата в жертву политической задаче включения в Европу, начать радикальную борьбу с коррупцией, принять максимально быстро европейские законы и нормы, с каждым годом распространяя действие acquis на собственные страны и привлекая европейские капиталы даже в том случае, если они будут угрожать доминирующим позициям местных игроков. И, наконец, в‑третьих, учитывая связи Европейского союза и России, все эти “фронтирные” государства должны быть не стеной, разделяющей Европу и Россию, а связующим звеном между ними. Логика экономического развития Евросоюза предполагает сдвиг индустриального потенциала на восток, и в данном случае Украина должна сделать все возможное для того, чтобы стать для европейских бизнесменов не “полем войны за свободу”, а самой либеральной, безопасной и business friendly страной.

Сложно спорить с тем, что Россия принесла Украине много проблем и создаст ей в будущем еще больше. Однако преодолеть эти проблемы, я полагаю, можно, только сместив нынешние акценты. Нужно не утверждать, что Украина — это Европа, а доказывать это. Не обижаться на неподатливость европейцев, а делать им предложения, от которых они не смогут отказаться. И, что самое важное, постоянно напоминать себе, что для тех, кто не воспринимается европейцами как часть Европы, путь в ЕС будет на порядок сложнее.

Украина ценна для Европейского союза тем, что может не остановить Россию, а изменить вектор ее развития — если своими успехами докажет, что в православной, постсоветской, ранее коррумпированной и криминализированной стране возможно построить европейское общество.