Страна. Гибель журналиста

Слово на память

Павел Шеремет глазами и словами коллег

Павел Шеремет глазами и словами коллег

Екатерина Горчинская,
исполнительный директор Hromadske TV

 

Меня всегда умиляло, что Паша с Аленой [Притула, главред Украинской правды и гражданская жена Шеремета] друг друга по имени-отчеству называли. Как Паша когда‑то ел синий сыр у меня дома и так забавно выклянчивал к нему клюквенный соус, задабривал, мяукал: “Плесните волшебства ",— и подставлял плошечку. Алена смеялась.

 

Галина Тимченко,
гендиректор и учредитель медиапроекта Medusa Project
с офисом в Риге, экс-руководитель Ленты.ру

 

Паша. Когда‑то сам позвонил и пришел в Ленту познакомиться. И потом всегда звонил сам: я в Москве, я в Риге, пойдем пообедаем, а давай‑ка ты поедешь лекцию прочтешь, со мной весело. Да, и весело, и комфортно. И в самолете договорится, чтоб сесть рядом. И не даст заснуть рассказами. И в Риге уже объяснял мне, какой ресторан лучше, какая гостиница самая тихая. И всучил мне блюдо с янтарным декором: “Подарили, тяжелое, зараза, куда я его в ручную кладь?” Я ругалась на его колонки, он отмахивался. В последний раз приезжал с Аленой, повел кормить самой вкусной телятиной. Неугомонный, многословный. И только когда говорил о том, как ему живется в Киеве, вспоминал тюрьму или читал лекции,— становился серьезным.

 

Анна Грабарская,
фотограф гражданского движения Чесно

 

В голове роятся маленькие воспоминания и мелкие детали за все время знакомства. Желтая и синяя дутые куртки, в которых они ходили с Аленой, как флаг Украины. Его уникальный голос. Вечные беззлобные подколки, которых даже не хотелось избегать.

Пал Григорич [Шеремет] был таким большим и уютным. Знаете, есть люди, которых сразу хочется обнять. Вот он был такой.

Помнил все, что ему говоришь. Даже незначительные глупости. Это подкупало. Мог через время переспросить, как продвигается твоя идея, о которой ты сам уже давно успел забыть. Умел выспросить по‑настоящему личные вещи, потому что по‑настоящему интересовался людьми и их историями.

Любил быть в центре компании, но не из эгоизма, а как‑то по‑доброму. Чтобы всем было весело. Танцевал, шутил, придумывал какие‑то развлечения для толпы.

 

Айдер Муждабаев,
уехавший из России журналист и блогер

 

Паша был первым, кого я случайно встретил, когда больше года назад переехал в Украину. В первый же или во второй день. Я шел вверх по левой стороне улицы Ярославов Вал, уже смеркалось, как вдруг меня обхватил большой человек, бежавший навстречу, и громким, ни на чей не похожим голосом сказал:

— Муждабаев! Ты тут! Ура!

Или что‑то в этом роде, точно не помню. Оказывается, Паша совершал пробежку, и вот так наши пути в Киеве сразу пересеклись. Паша невольно стал символом моей новой жизни.

В тот вечер он предложил увидеться завтра, вместе с Севгиль Мусаевой и Аленой Притулой, чтобы записать большое интервью для УП. Мы встретились, был теплый вечер в кафе у Майдана. Именно тогда я выдохнул, почувствовал себя в Киеве дома, среди друзей.

Потом мы виделись несколько раз, вдвоем и в разных компаниях, Паша был всегда весел и широк. Кто его знал, понимают смысл последнего слова. Он был и физически, и по характеру большим человеком, я так его ощущал.

 

Олег Шанковский,
редактор ленты новостей Украинской правды

 

Чтобы понимать, насколько масштабной личностью был Павел, какой была его энергия, чувство юмора и оптимизм, надо было его знать лично. Вокруг него всегда был смех, у него никогда не было плохого настроения. Он всех заряжал оптимизмом, заставлял верить, что все обязательно будет хорошо, по‑другому просто не может быть.

Именно благодаря Павлу я попал в Украинскую правду — он предложил мою кандидатуру Алене Притуле. Я во многом чувствую себя обязанным ему. Сейчас в нашей редакции боль и слезы.  

Все материалы номера