Мнение. По части тела

Модный приговор

Пока одержимые люди закачивают нашумевшую игру с покемонами, я проанализирую несколько популярных веяний последних лет

Пока одни одержимые люди закачивают нашумевшую игру с покемонами, другие отращивают бороды, накалывают татуировки и рисуют брови. Зачем?


Сергей Рыбик,
клубный МС и гастроблогер


Я немодный человек. Не ночую у магазина, чтобы первым купить последний айфон. Не вставляю в тексты фразы “ой, все!”, “зона комфорта” и прочий новомодный мусор. У меня даже нет инстаграма. Но я внимательно отстреливаю все новинки нашего удивительного мира. И пока одержимые люди закачивают нашумевшую игру с покемонами, я проанализирую несколько популярных веяний последних лет.

Начну с той части тела, которую воспевала еще Таисия Повалий: “Губы твои алые — чувство небывалое”. Я долго не мог понять, кто вбил в головы девочек идею о том, что рот должен быть обязательно большим? На каких сказках они воспитывались? Даже у Шарля Перро Красная Шапочка прилегла с волком всего с тремя вопросами: “Бабушка, почему у вас такие большие руки, такие большие глаза и такие большие зубы?” Про большие губы ни слова!

Бум на duckface (“губы уточкой”) пришелся на 2011 год. Образцом для подражания якобы стали пухлые губы Анжелины Джоли. Складывалось ощущение, будто в конституциях многих стран ввели поправки о том, что каждая красотка обязана иметь силиконовый рот.

Большие рты заполонили большие города. Не всегда было понятно: девушка надула губы из‑за обиды или это ботокс? Такие губы можно было красить валиком. Впрочем, среди моих друзей в здравом уме и трезвой памяти никому не нравились утиные губы размером с бицепс Кличко. И, возможно, этот факт повлиял на то, что пару лет назад многие девушки осознали, что рот должен выглядеть естественно. И у пластических хирургов работы не поубавилось: теперь барышни просят убрать ненужный объем с многострадальной части лица.

После губок бантиком девушки переключились на бровки домиком. Кажется, будто проходит всемирный флешмоб “Мы с тобой одной брови”. Женский генофонд поголовно выщипывает брови и рисует вместо них жирные бровезаменители. Нередко они напоминают логотип “мазды”. От имени мужчин ответственно заявляю: меньше всего мы пялимся на брови. Вот поверьте на слово: грудь — да, ноги — да, ягодицы — очень даже да. А брови — вообще нет.

Следующий пункт модного приговора — мальчики, которые рано постарели. Я о бородачах: глубоко убежден в том, что борода старит. А в свое время она убивала: в Первую мировую войну бородатые воины толпами гибли от химического оружия, так как борода не давала противогазу плотно прилегать к лицу.

Лично для меня густая борода — признак мудрости. Или тайного знания. Например, бородатые священники — на связи с Господом. Бородатый Константин Циолковский обосновал использование ракет для полетов в космос. Бородатый Дмитрий Менделеев прославился таблицей химических элементов. Но бородачи, которые в приталенных джинсах сосут через трубочку клубничный смузи, навевают какие угодно мысли, но только не о мудрости или жизненном опыте. Да, я и сам последние 20 лет не бреюсь, но из‑за лени. При этом дважды в месяц хожу к брадобрею, поэтому в свои 38 с легкой щетиной не выгляжу на 50 с густой бородой.

Главное, чтобы этой осенью не наступила мода на бородатых девочек

В свое время Петр I после затяжного путешествия решил приобщить дворян к светской европейской культуре, отрубив им бороды к чертовой матери. Многие обиженные бояре бережно хранили отрубленное и завещали класть их гордость вместе с ними в гроб. Самым упрямым оставляли бороды при условии уплаты ежегодного налога. Я не призываю ввести налог на бороду или усы. Просто городские мужчины, заросшие, как дровосеки, кажутся привлекательными лишь тогда, когда встречаются редко. Как по мне, бородатый тренд достиг пика и должен поутихнуть. Главное, чтобы этой осенью не наступила мода на бородатых девочек.

И на закуску о татуировках, количество которых превысило все разумные пределы. До сих пор не могу привыкнуть к старшеклассницам с наколотыми бантами или розами чуть выше колена. Я понимаю, когда тату появляется на месте шрама. Но не более того. Похоже, из моего окружения я едва ли не единственный, кто остался девственным в плане рисунков на теле. Друзья, брат моей жены, продавцы любимого рыбного магазина, подруги детства — все постоянно набивают себе новые и новые узоры. На ком‑то это смотрится симпатично, на ком‑то безобразно. Одна приятельница хвасталась набитым иероглифом “счастье”, пока случайный китаец не сказал ей: “Этот иероглиф означает “соевый соус”.

На нашей планете немало людей, чьи взаимоотношения с миром выстраиваются не так, как мечталось в детстве. Но что конкретно изменить в себе или в своем отношении к жизни, люди толком не знают. И тут звучит подсказка социума: “Измени себя внешне! Накачай губы! Нарисуй брови! Отрасти бороду! Набей тату!” Таким образом человек как бы становится другим. И на первый план выходит тело. А я воспитывался на других сказках.

Все материалы номера