Люди. Диджей

Обед с Анастасией Топольской

Самый известный в мире украинский диджей о том, в какой стране сегодня проходят лучшие вечеринки

За салатом из свеклы с козьим сыром самый известный в мире украинский диджей рассказывает о том, почему выступает в Москве и в какой стране сегодня проходят лучшие вечеринки

Оксана Мамченкова

 

 

Пять вопросов Анастасии Топольской:
Пять вопросов Анастасии Топольской:

_______________________________________________

Ваше самое большое достижение?

Думаю, это то, чего я добилась в карьере, совмещая ее с воспитанием дочки.

Ваш самый большой провал?

Неудача в семейной жизни — с первым мужем мы решились на создание семьи, оформили ее, у нас был ребенок, но мы не справились.

На чем вы передвигаетесь по городу?

У меня нет машины, есть велосипед, но больше всего я люблю самокат. Он компактный и быстрый. Это наше любимое с дочерью средство передвижения. Очень поднимает настроение мне и окружающим.

Последняя прочитанная книга, которая произвела на вас впечатление?

Братья Карамазовы Федора Достоевского. Я взяла эту книгу в прошлом году на отдых, когда у меня была депрессия. И очень удачно — там есть такой персонаж Алексей Карамазов, который вывел меня из угрюмой пелены. В Достоевском мне очень нравится то, как он совмещает мрак с психологией.

Кому бы вы не подали руки?

Думаю, в моей жизни нет такого человека. Мне кажется, что, каким бы злом ни был человек, я не должна продолжать это кольцо ненависти и презрения. Наверное, я расположена к тому, чтобы давать шанс.

Чтобы застать в Киеве Анастасию Топольскую, самого востребованного в мире украинского диджея, следует набраться терпения. В четко и заранее расписанном графике электронщицы помещается до шести вечеринок в неделю и почти все части света — Америка, Европа и Азия. Поэтому о встрече с ней в конце августа НВ договорилось еще в середине июля.

Для обеда Nastia — под этим псевдонимом ее знают в мире музыки — выбирает The Cake, заведение с просторным залом в центре столицы. Здесь лаконичное меню, состоящее преимущественно из салатов и десертов, и стойкий аромат ванили в воздухе.

Топольская приходит с небольшим опозданием и не одна — в компании своего бойфренда Сергея Лещенко, народного депутата от Блока Петра Порошенко. Бывший журналист, известный благодаря громким расследованиям коррупции в высших эшелонах власти, просит разрешения присоединиться к нам за столом и обещает не мешать разговору. В подтверждение своих слов быстро достает ноутбук и принимается за работу.

Мне нравится сейчас в Румынии — люди там хорошо образованны в плане электронной музыки

О своих отношениях звездная пара объявила пару месяцев назад посредством социальной сети Фейсбук. Их подписчики, суммарное число которых достигает 300 тыс. человек, бурно встретили эту новость. Каждая совместная запись влюбленных по‑прежнему вызывает ажиотаж.

— Нам было интересно, как люди отреагируют на то, что депутат встречается с диджеем, поскольку я подобных историй не слышала,— говорит Топольская.

— А вы не думали…

— Расстаться? — перебивает меня со смехом Лещенко. Когда разговор касается лично его, обещание не вмешиваться Сергею выполнить не удается.

— …не афишировать отношений? — заканчиваю я свой вопрос.

— Это рано или поздно стало бы известно, поэтому хорошо, что мы сами обо всем заявили. Между нами все понятно и нет никаких сомнений,— говорит Топольская.

Свой заказ она делает с той же уверенностью, с какой отвечает на мои вопросы. Едва заглянув в меню, просит приготовить для нее салат со свеклой и козьим сыром, а еще принести куриный паштет. Она уже пробовала здесь эти блюда и не хочет экспериментировать.

Для себя прошу сырники с вишневым джемом — завтраки здесь подают в течение всего дня. Из напитков мы обе выбираем чай из свежих листьев мяты.

— Я не была дома 21 день и вот прилетела вчера, а улетаю завтра,— в ожидании еды Топольская заводит разговор о работе и связанных с ней путешествиях.

За ту неделю, что предшествовала нашей встрече, под биты Nastia танцевали любители клубной музыки в пяти странах. Среди них Испания, куда летом стремятся все европейские тусовщики, и Венгрия, где Топольская впервые выступила на международном фестивале Sziget, который считается одним из наиболее масштабных и качественных музыкальных событий летней Европы.

Такой ритм жизни немногим под силу, успеваю подумать я. Однако Топольская так живет уже давно.

— Я не сплю уже 12 лет,— коротко описывает свою карьеру моя собеседница.

Нам приносят еду. Отламывая хрустящую булку и намазывая ее паштетом, Топольская вспоминает, как училась диджейскому делу в Донецке в далеком 2004‑м. Днем она постигала азы маркетинга в местном университете, а вечером отправлялась в клуб НЛО, где частенько собирались многолюдные студенческие вечеринки.

Причем сначала Топольская работала танцовщицей. Она и по сей день рада, что этот опыт у нее есть. Ведь суть диджеинга — заставить публику танцевать в любое время дня или ночи.

Затем, освоив техническую сторону профессии, то есть научившись сводить пластинки, Топольская занялась саморекламой.

— Когда я начинала карьеру, у нас в стране только появился интернет, а значит, и возможность качать музыку, находить информацию. Поэтому я искала названия и адреса украинских клубов в разных городах, записывала на диски промомиксы и отправляла их по почте в клубы. Думаю, так больше никто не делал.

Стратегия сработала, и Топольскую стали приглашать на выступления.

— Вначале носом не крутишь,— рассказывает она о своих первых шагах в диджействе.— Да, тебе могут не заплатить, могут предоставить технику, которой ты никогда не пользовался. Но когда понимаешь, что это то дело, которое ты любишь и которым хочешь заниматься, не оставляешь себе альтернативы.

Теперь на родине она выступает лишь в любимых клубах и на избранных событиях. Среди них ежегодный международный фестиваль Стрічка, который Настя сама же вместе с друзьями и организовывает в арт-центре Closer. Сюда приглашают лучших артистов из Европы и Америки, играющих в разных направлениях — от мейнстрима до андеграунда.

Что же касается зарубежных выступлений, то тут Топольская проходит аналогичный путь. Вначале она принимала приглашения большинства промоутеров, выступая даже в небольших клубах. Затем доросла до многотысячных фестивалей и клубов наивысшего уровня вроде лондонского fabric и берлинского Panorama Bar. При этом в ее репертуаре есть место миксам в различных стилях, в числе которых техно, хаус и драм-н-бэйс.

Однако как раз сегодня она готовится к радикальным переменам.

— Мне стало скучно. Хочется играть более сложную музыку — вплоть до того, что, если человек не разбирается достаточно глубоко в клубной культуре, он не поймет моего сета, ему будет неинтересно.

— Приглашений, наверное, станет меньше,— предполагаю я.

— Я, безусловно, буду меньше выступать — это мой план на следующий год,— соглашается Топольская.— Хочу больше времени проводить дома, перестану искать новую музыку впопыхах на тугом интернете в отелях. Подниму гонорар и буду тщательней проверять клубы, в которые планирую ехать. Чувствую, что после того мейнстрима, который я прошла, могу себе это позволить.

раст
ЭЛЕКТРОННЫЕ ТРУДЫ: Обычный рабочий график Анастасии Топольской — шесть вечеринок в неделю, нередко в разных странах

За последние два года Топольская несколько раз выступала в Москве и этого факта не скрывает.

— Почему ты не перестала выступать в России, как это сделали многие украинские артисты? — интересуюсь я.

— Мне нравится выступать в Москве, как ни хотели бы люди услышать обратное,— резко отвечает Топольская.— Там классная и образованная аудитория, которая готова выслушать любые, даже самые сложные истории.

Диджей рассказывает, что давно перестала ездить в другие российские города, а в Москве выступает только в одном клубе — Arma 17, с основателями которого ее связывает давняя дружба. Топольская признается, что своим профессиональным развитием во многом обязана коллегам из Arma 17. Это также единственный клуб, чьим резидентом, то есть постоянным артистом, она согласилась стать.

Украинская сцена развивается в правильном направлении

Arma 17 считается одним из наиболее продвинутых в своей стране и имеет хорошую репутацию за рубежом. Международное профильное издание об электронной музыке DJmag регулярно включает его в свой рейтинг лучших клубов мира — такого признания не добился ни один другой клуб России.

— В этом клубе я вообще не зарабатываю денег, но получаю возможность развиваться и экспериментировать,— продолжает объяснять Топольская.— Не вижу причин, почему я должна отказываться от тесных и дружеских отношений. Чтобы просто крикнуть, что я патриот? Это было бы глупо и неблагородно с моей стороны. Команда и публика, с которыми я там работаю, умеют отличать пропаганду от действительности и сами понимают, в какой утопии находится Россия.

— По сути, это либеральная тусовка, их щемит сам Путин,— подключается к разговору Лещенко.

— Клубную культуру многие ассоциируют в первую очередь с наркотиками,— перескакиваю я на другую скользкую тему.

— Я абсолютный аутсайдер в этом плане,— спокойно отвечает Nastia.— Лично я никогда не пробовала, об этом знают все мои друзья и промоутеры, с которыми работаю. Хотя считаю, что наркотики — неотъемлемая часть клубной культуры, без них не было бы развития электронной музыки. Наиболее продвинутые страны Европы достаточно лояльны в этом вопросе. В Восточной Европе к клубной культуре относятся предвзято из-за наркотиков, но в разговорах все выглядит мрачнее, чем есть на самом деле. Просто существует такое понятие, как культура потребления, которая касается качества, меры и цели, и каждый вправе делать свой выбор.

После этой тирады Лещенко, не сдерживая улыбки, вставляет в интервью очередную ремарку:

— Я уже вижу эти заголовки про девушку Лещенко и наркотики.

 

Выливая в чашку остатки чая, я интересуюсь у Топольской, где сегодня проходят самые яркие и модные вечеринки. Ответ удивляет.

— Мне нравится сейчас в Румынии — люди там очень хорошо образованны в плане электронной музыки. Благодаря местным промоутерам в стране быстро развилась эта культура. Самые известные в мире тусовки теперь там.

Есть и такие страны, которые разочаровали мою собеседницу. Еще два года назад она с интересом готовилась к выступлениям в Японии, а теперь признает: тамошние клубы стали скучными и остановились в развитии.

— А как выглядит со стороны украинская сцена? — продолжаю допытываться я.

— Украина больше не та странная страна, о которой никто ничего не слышал и не знает. Выходцев отсюда, громко заявляющих о себе в мире, сейчас, кажется, даже больше, чем россиян.

По словам Топольской, хотя клубная культура остается для украинцев импортной, а потому чужой, за последние два с половиной года отечественные тусовщики совершили качественный рывок.

— Украинская сцена развивается в правильном направлении, причем бурное развитие началось после революции достоинства. Конечно, не случись кризиса — все могло быть масштабней и мощней. Но сцена стала намного здоровее. Предполагаю, вскоре мы увидим пик развития. Не в плане количества, но в плане качества.

По мнению Топольской, кризис сплотил местных промоутеров, которые прежде были конкурентами, а теперь научились договариваться и сотрудничать. А еще появилось новое поколение, которое следит за трендами.

Моя собеседница отмечает также изменения в западной клубной жизни. Еще недавно в клубах Европы царила музыка в стиле хаус. Теперь на пьедестал вновь взошло техно.

— Думаю, будущее — за неформатом и диджеями, которые будут совмещать в сетах всего понемногу,— прогнозирует Топольская.

Наша встреча подходит к концу. Салат в тарелке моей собеседницы остается почти нетронутым, а ей уже нужно спешить — чтобы в этот короткий приезд на родину успеть подать документы на очередную визу.

— В Украине, если говоришь, что ты диджей, многие представляют себе нечто вроде школьной дискотеки,— озвучивает напоследок Nastia то, что, видимо, с самого начала намеревалась заявить в интервью.— На самом деле это мощный бизнес. Нидерланды зарабатывают на нем €500 млн в год. В Берлине клубный туризм до сих пор является одним из главных источников дохода в городе. Недооценивать профессию диск-жокея не стоит.