Мир. Филиппины

Няньки на экспорт

Бедность, низкие зарплаты, а теперь еще и кровавая война властей с наркобизнесом превратили филиппинцев в нацию мигрантов

Бедность, низкие зарплаты, а теперь еще и кровавая война властей с наркобизнесом превратили филиппинцев в нацию мигрантов: 10% населения островной страны зарабатывают свой кусок хлеба за границей, а денежными переводами на родину поддерживают ее шаткую экономику

Анна Павленко

 

 

Отец 22‑летней филиппинки Шиины Катрины Ориуэлы уже десять лет работает за рубежом и сейчас занимает должность супервизора в одной из транспортных компаний Катара. По словам девушки, его зарплата значительно превышает доступный заработок на родине.

Вскоре и сама Шиина, специалист в области международных отношений, намерена покинуть Филиппины и воспользоваться “множеством хороших возможностей” за пределами ее страны. “Работать за рубежом лучше, чем оставаться здесь”,— делится она с НВ.

Семей, подобных Ориуэлам, на Филиппинах немало: всего за рубежом работает около 10% населения 100‑миллионного островного государства. Среди причин, которые заставляют становиться трудовыми мигрантами,— общая бедность и нехватка достойно оплачиваемых рабочих мест. Каждый четвертый филиппинец живет за чертой бедности, а в трущобах процветают преступность и наркоторговля.

Работать за рубежом лучше, чем оставаться здесь
Шиина Катрина Ориуэла, 22-летняя жительница Филиппин

Тем временем экономика государства стабильно развивается: в последние шесть лет ВВП Филиппин ежегодно увеличивался в среднем на 6,2%, демонстрируя самый высокий темп роста в регионе, и в 2015 году его объем достиг $ 292 млрд. Причем немалый вклад в улучшение макроэкономических показателей внесли именно трудовые мигранты. За минувший год они перечислили домой $ 30 млрд, уступив по объему денежных переводов на родину лишь индийцам и китайцам, ради заработка покинувшим дом.

Трансформировать высокие показатели экономического роста в реальное повышение стандартов жизни филиппинцев пообещал избранный в мае этого года президент Родриго Дутерте. Однако за прошедшие с момента инаугурации два месяца он успел удивить мир лишь одной инициативой — масштабной кампанией по борьбе с наркотиками, в рамках которой без суда и следствия были убиты 2 тыс. подозреваемых.

Президентский размах заставил международные правозащитные организации бить тревогу и способствовал новой волне мигрантских настроений внутри страны. Эксперты же уверены: чтобы побороть наркоторговлю, властям необходимо не расстреливать сограждан, а искоренять ее первопричины — бедность и коррупцию.

“Война с наркотиками — это отчасти классовая война: жертвами становятся бедняки,— рассуждает Дэвид Камру, эксперт французского центра международных исследований Sciences Po и соредактор журнала по делам Юго-Восточной Азии.— Иметь дело с высокоуровневой коррупцией и укоренившимися привилегиями будет намного сложнее”.

Метод карателя

Предшественнику Дутерте, президенту Бенигно Акино III, за шесть лет правления удалось превратить Филиппины в нового азиатского тигра — вторую наиболее быстрорастущую экономику региона. Он существенно усилил финансирование здравоохранения и образования, что в долгосрочной перспективе поможет повысить благосостояние островитян. Однако ощутимого эффекта реформы Акино не дали, и на президентских выборах в мае 2016‑го филиппинцы в стремлении к видимым переменам отдали свои голоса за 71‑летнего Дутерте, эпатажного политика с 20‑летним стажем управления вторым по размеру городом страны Давао.

Известного своей нетерпимостью к преступности мэра Дутерте там прозвали карателем. За время его руководства в городе было убито более тысячи человек, которые, по мнению сотрудников местных правоохранительных органов, имели связи с криминалом.

Во время своей предвыборной кампании Дутерте пообещал за первые полгода на посту президента убить 100 тыс. преступников и скормить их тела рыбам. Первой целью главы государства стали наркодилеры. Вскоре после победы на президентских выборах он обратился к согражданам с экранов телевизоров: “Не стесняйтесь звонить нам либо в полицию или, если у вас есть оружие, делайте это сами: застрелите [торговца наркотиками], и я дам вам медаль”.

На Филиппинах началась настоящая охота на людей. Так, 23 августа в дом 53‑летнего Маркоса Гарсия в городе Дагупан ворвался вооруженный человек. Несколькими днями ранее Гарсию, который три года назад перенес инсульт и никогда не имел дела с наркотиками, предупредили, что он попал в список дилеров и должен сдаться полиции. Завидев подозреваемого, незнакомец открыл огонь, и Гарсия получил ранение в живот. Он выжил, а его внучка Даника Мэй, которая как раз находилась во дворе, была смертельно ранена в голову. Эта пятилетняя девочка стала самой юной жертвой антинаркотической инициативы Дутерте. Всего же число убитых в рамках кампании, по официальной статистике, превысило 1.900 человек.

Методы президента заставили неправительственную организацию Human Rights Watch сделать заявление, в котором ее представители назвали действия филиппинских властей “санкционированной государством резней”. А специальный докладчик ООН по проблеме внесудебных казней Аньес Калламар отметила, что призывы Дутерте убивать предполагаемых наркодилеров являются чрезмерным и безответственным шагом, который равносилен преступлению.

На фоне безжалостной войны с наркомафией Филиппины ждут реформ, способных привлечь иностранные инвестиции и повысить доходы простых островитян. “Дутерте тратит впустую [свой] политический капитал на войну с наркотиками, тогда как ему следовало бы использовать собственную популярность для легитимного истребления коррупции и реформирования лабиринтообразной бюрократической системы”,— убежден Том Смит, доцент британского Портсмутского университета, специализирующийся на странах Юго-Восточной Азии.

При этом эксперт отмечает, что методы Дутерте портят международную репутацию Филиппин. “Похоже, что она [война с наркоторговлей] будет продолжаться еще долго, пока внутреннее и внешнее давление на Дутерте не станет столь сильным, что тот объявит свою победу и на этом поставит точку”,— заключает Смит.

За лучшей жизнью

Чтобы обеспечить свои семьи средствами к существованию, каждый десятый филиппинец отправляется на заработки. “Карьерные возможности здесь по‑прежнему ограниченны, потому филиппинцы едут за рубеж за работой и лучшей жизнью”,— описывает ситуацию в родной стране Ориуэла.

Сегодня Всемирный банк причисляет Филиппины к странам с наибольшей экономической эмиграцией. К слову, вместе с этим островным государством в топ-10 экспортеров рабочей силы входит и Украина.

При этом Филиппины открыто способствуют трудовой миграции своих граждан: с 1970 года здесь действует специальная госпрограмма для отправляющихся на заработки. “Зарубежные работники считаются на Филиппинах национальными героями”,— рассказывает Камру, отмечая, что традиция трудовой миграции существует на островах еще с колониального периода 1898–1946 годов. Тогда первые филиппинские сельхозработники и няни выезжали за средствами к существованию в Калифорнию и на Гавайи.

Сегодня правительство заботится как об организации трудоустройства филиппинцев, так и о регулировании их отъезда и пребывания в принимающей стране. “Даже в самых бедных и отдаленных островных провинциях на главных улицах есть хотя бы по одному частному или государственному агентству, которое трудоустраивает филиппинцев за рубежом”,— описывает местные реалии Смит, посвятивший несколько месяцев научной работе на Филиппинах.

 По итогам свежего исследования влиятельного британского издания The Economist, в рамках которого специалисты изучили законодательную базу 15 стран, Филиппины получили самую высокую оценку за развитие политики в области трудовой миграции.

“При отсутствии зарубежного найма домашний уровень безработицы был бы выше, а зарплаты ниже”,— поясняет заинтересованность властей в отправке сограждан за рубеж Роэльяно Брионес, эксперт Филиппинского института по изучению проблем развития.

Зарубежные работники считаются на Филиппинах национальными героями 
Дэвид Камру, эксперт французского центра международных исследований Sciences Po

При этом эксперт перечисляет и негативные эффекты массовой миграции: истощение человеческого капитала, который мог бы обеспечить стране множество технических и институциональных инноваций; увеличение числа семей, где дети воспитываются без родителей; тяжелые, опасные и даже унизительные условия труда, с которыми сталкиваются филиппинцы за рубежом.

В эмиграции островитяне работают на самых разных позициях: от менеджеров и медсестер до строителей и домашней прислуги. Около трети всех моряков торговых судов мира — выходцы из Филиппин, приводит интересный факт Камру. При этом страна, которая ежегодно поставляет за рубеж тысячи нянь и учителей, сама ощущает нехватку квалифицированных воспитателей и преподавателей математики.

“Лучшие и наиболее динамичные [филиппинцы] покидают страну вместо того, чтобы способствовать изменениям в ней”,— констатирует эксперт.

раст
ЗАРОБИТЧАНЕ: Каждое воскресенье в одном из деловых районов Гонконга собираются тысячи филиппинских мигрантов, чтобы потанцевать, сыграть в карты или устроить пикник прямо перед витриной модного бутика
Президентские планы

Тем временем президент Дутерте обещает позаботиться о реформах. Вскоре после своего избрания он огласил 10 пунк­тов экономической повестки, где закрепил свое намерение продолжить социально-экономический курс, взятый Акино, а также внедрить прогрессивную налоговую систему, увеличить расходы на инфраструктуру до 7% ВВП и нарастить численность иностранных компаний до 70% от общего количества предприятий в стране. Дутерте также намерен повысить продуктивность сельского хозяйства, что особенно актуально для Филиппин: именно в сельской местности проживает около двух третей филиппинских бедняков.

Как отмечает в своем июньском отчете Мара Варвик, регио­нальный директор Всемирного банка на Филиппинах, государству не хватает хороших вакансий, особенно в селах. В результате даже высокообразованные работники вынуждены устраиваться на неквалифицированные и низкооплачиваемые позиции или искать работу за рубежом.

По данным Филиппинского бюро статистики, сегодня более 60% ВВП генерируют столичная метрополия и окружающие ее два региона. В свою очередь Дутерте намерен децентрализовать власть, чтобы решить проблему неравномерного развития состоящей из 17 регионов страны.

Впрочем, эксперты сомневаются в способности властей быстро решить все проблемы. “План капитальных изменений в работе центрального правительства, который он [Дутерте] называет федерализацией,— не более чем слова; это масштабный проект, перспектив быстрой реализации которого я сейчас не вижу”,— выносит свой вердикт Смит.

Тем не менее специалисты называют децентрализацию власти на Филиппинах хорошей идеей. “Для Дутерте федерализм — это антидот к бюрократическому централизму, наследию колониальных властей и правящих политических династий, которые культивируют коррупцию”,— толкует позицию президента Филиппин Дэн Стейнбок из шанхайского Института международных исследований.

Как бы то ни было, островитяне по‑прежнему поддерживают своего лидера. С июня по июль его рейтинг вырос с 79% до 91%.

Поддерживают нового президента и филиппинцы, работающие за рубежом. Впрочем, для этой категории населения его приход к власти мало что изменит — активная трудовая миграция с Филиппин продолжится, прогнозируют эксперты.

“Они [мигранты] — важный источник дохода для экономики, и в краткосрочной перспективе дома их ждет мало возможностей”,— констатирует Смит.