Люди. Экономист

Власть тьмы

Владислав Иноземцев о том, что же происходит в кабинете у Путина

Профессор Владислав Иноземцев, имеющий на Западе репутацию одного из самых объективных российских экономистов, рассказывает, что же происходит в кабинете у Владимира Путина и в кошельках его сограждан

 

Иван Верстюк

 

 

Владислав Иноземцев, директор Центра исследований постиндустриального общества и профессор Высшей школы экономики в Москве, относит себя к убежденным критикам путинского режима и большую часть времени проводит в Вене. В Россию наведывается изредка, хотя его имя не просто хорошо известно в тамошней интеллектуально-либеральной среде — его произносят с уважением.

Да и сам Иноземцев не дает о себе забыть: он много пишет для российских изданий – для некогда флагмана деловой журналистики Ведомостей, прославившегося расследованиями РБК и рупора среднего класса Сноба. Правда, иногда за свои публикации ему приходится писать объяснительные записки для прокуратуры.

НВ встретилось с Иноземцевым в Киеве, куда он приехал читать лекции. Российский профессор, облюбовав веранду одного из ресторанов сети Желток, заказал себе кофе и принялся многословно отвечать на вопросы, постоянно подчеркивая, что Россия – это не Украина, российская экономика существенно отличается от украинской, а российские олигархи работают и принимают решения, находясь в совершенно иных отношениях с властью. Впрочем, начался разговор с самого интересного — с возможного преемника российского президента.

- Недавно с подачи Владимира Путина первый зам главы его администрации Вячеслав Володин стал спикером Думы. Вы писали недавно, что Володин может стать преемником Путина в долгосрочной перспективе. Почему он, чем он удобен Путину?

- Если очень коротко, то потому что Володин - это человек, который больше любого другого игрока контролирует российскую политическую элиту. Он лично отобрал всех кандидатов в новый состав Государственной Думы, просматривая партийные списки и утверждая кандидатов.

Володин принимал самое непосредственное участие в рекомендации к выборам более 20 губернаторов и способствовал назначению почти 200 вице-губернаторов в разных регионах страны. Когда Путин будет зачитывать свое очередное послание к Федеральному собранию и в зале будут сидеть депутаты, сенаторы и губернаторы, больше половины из них своей карьерой так или иначе будут лично обязаны Володину.

Сейчас Володин начинает продвигать своих людей в правительство — в перспективе он сможет контролировать большую часть всех высших чиновников в стране. Ни у кого нет ничего подобного. Когда говорят о Медведеве, о Шойгу как о преемниках, или называют Дюмина, бывшего охранника Путина, ныне губернатора Тульской области, это вряд ли может быть столь же серьезным. Каждый из этих людей контролирует значительно меньшую часть элиты.

Кроме того, Володин – русский, в отличие от тувинца Шойгу, в России на выборах этот фактор был и останется очень значимым.

- Или эстонца Вайно, который недавно возглавил Администрацию президента России.

- Вайно вообще не участник публичного политического процесса, и вряд ли им когда-нибудь станет. Кроме того, Володин выиграл несколько весьма конкурентных избирательных кампаний еще в 1990-е годы. То есть он знает, как работать с публикой; он харизматичен; он часто занимает позицию "и вашим, и нашим" – курируя в администрации отношения с судами, с МВД, с другими силовиками, контролируя «Болотное дело».

Что привело к его назначению? Мне сложно сказать. Уход Сергея Иванова [экс-глава президентской Администрации], который все оценивали очень драматично, я бы таким не считал. Иванов – неэффективный управленец, и только долгие и доверительные отношения с Путиным приводили к тому, что он занимал высокие посты.

Оппонировать Путину не будет сейчас никто
Владислав Иноземцев, профессор Высшей школы экономики в Москве

- Входит ли в функции главы президентской Администрации коммуникации с олигархами?

- С Ротенбергом, Тимченко, Сечиным, Миллером, Чемезовым и прочими Путин общается напрямую. Он может им позвонить, они могут ему позвонить. Вопросы решаются без каких бы то ни было «коммуникаторов».

Что касается олигархов прежней волны, более-менее самостоятельных людей типа Фридмана, Потанина, Прохорова, Дерипаски, здесь существует вполне подчеркнутая дистанция. Крупные бизнесмены выводят довольно большие объёмы средств из России, понимая, что гарантий для бизнеса в стране нет. Альфа-групп Фридмана полностью переехала в Люксембург, называясь теперь Letter One. Прохоров тоже распродает активы. И здесь особого диалога нет, так как договариваться не о чем.

Последние договоренности выстраивались перед Олимпиадой в Сочи, когда власти делали вид, что Игры финансируются не только из бюджета, но и на коммерческой основе. Тогда предлагали: постройте такой-то объект, а мы вам где-то сбросим налоги, где-то предоставим выгодные госконтракты. Сейчас этого нет вообще. Идея диалога с олигархами — это для России этап, который давно остался в прошлом.

- Способен ли кто-то из нынешнего круга Путина ему оппонировать, предлагать свои идеи?

- Нет. Оппонировать Путину не будет сейчас никто. Путин указывает, что нужно делать, и люди делают.

Хотя в экономике Путин не считает себя специалистом, и есть минимум десять человек, к которым он прислушивается. Это из «рыночников»  вице-премьер Игорь Шувалов, и глава Центробанка Эльвира Набиуллина, и министр финансов Антон Силуанов, и даже отставной министр Алексей Кудрин, которые порой заходят к Путину в кабинет. Но есть и Сергей Глазьев, и Андрей Белоусов, я уж не говорю про Сечина и Патрушева, которые утверждают, что нужно и дальше строить чуть ли не плановую экономику, и что все у России получится.

Поэтому экономические реформы идут крайне медленно. Годами обсуждается пенсионная реформа. Повышаем, не повышаем налоги - непонятно. Вроде бы нужно во время кризиса ограничить движения капитала, но этого не делается. И не потому, что Путин думает иначе, а потому, что в экономике он опасается радикальных перемен. Пусть все как идет, так и идет. Философия Путина: не навредить, всех послушать, ничего особо не предпринимая.

Во внутренней политике есть силовики, которые рассказывают про новые Майданы, которые якобы инспирируются иностранными агентами и зайдут в Москву.

Во внешней политике Путин никого не собирается слушать. Люди типа тех же бизнесменов приходили к нему во время референдума в Крыму и говорили: "Вова, что ты делаешь?". А он им: "Я занимаюсь историей, а вы тут бабки считаете". В вопросе Украины на Путина никто повлиять не может.

- Вопрос об экономике. Недавно российскому правительству удалось разместить еврооблигации на $1,25 млрд, причем под хорошую ставку. И никакие санкции не помешали.

- Это логично, потому что в Европе уже начали принимать вклады с отрицательной доходностью. Я думаю, мы могли бы привлечь и $10 млрд, если бы Минфин этого захотел. Нет никаких санкций против РФ по заимствованию. Есть санкции против российских компаний. Единственный нюанс в том, что в проспекте евробондов нужно указывать, что деньги не пойдут на финансирование этих госкомпаний. Ну и размещение бумаг проводит теперь не какой-то Commerzbank или Barclays, а ВТБ.

А то, что большие компании не могут получить кредиты, закрыло возможности привлечения капитала и для маленьких компаний. Единственный кран, из которого текут долговые деньги, остался у самой РФ – и это только дополнительно укрепило позиции государства в экономике.

раст
ОБМЕН ЦЕННОСТЯМИ: Владислав Иноземцев — частый гость интеллектуальных дискуссионных площадок в странах ЕС и Украине

- А вы не думали, что сами же россияне и скупили свои евробонды, чтобы показать, что Россия может выходить на международный рынок капитала?

- Об этом активно шла речь во время прошлого размещения евробондов, когда было намного больше напряжения. Но не сейчас, в противном случае это стало бы известно на рынках. Я думаю, что это деньги каких-то арабских фондов, азиатских. В следующем году государство будет занимать больше, до $10 млрд, потому что в проекте бюджета пока нет серьёзного повышения налогов.

- Путин на встрече с главами прошедших в Думу партий несколько раз сказал, что надо срочно что-то решать с бюджетом, но в конкретику не вдался. Что там за проблемы?

- Там на самом деле много проблем. Дыра составит порядка 2,5 триллионов рублей за 2016 год. Причем это дыра при нефти в $50 за баррель. Сейчас она торгуется по $39. Соответственно, дефицит может даже немного возрасти.

Для закрытия дыры есть два резервных фонда. Это собственно Резервный фонд, в котором осталось 4 трлн рублей, и Фонд национального благосостояния, в котором формально 7 трлн, но из них, думаю, уже 2,5 трлн рассованы по разным выгодным проектам типа железной дороги в никуда, стадиона ни о чем и так далее. Это было еще раньше сделано, когда казалось, что всё хорошо. В любом случае, я думаю, там сейчас еще около 4,5 трлн тоже есть. То есть где-то порядка 9 трлн рублей в кубышке лежит. Это может финансировать систему еще на года два с половиной.

- Но резервы Центробанка – $400 млрд, это 25 трлн рублей.

- Смотрите, сейчас мы имеем $60 млрд в Резервном фонде и приблизительно $80 млрд в ФНБ. Итого у правительства $140 млрд. Эти деньги являются частью резервов Центробанка. Когда деньги резервных фондов исчерпаются, то Центробанк скажет: все, у вас ноль. Он не может тратить эти деньги на финансирование дефицита бюджета или на пенсионный фонд, а исключительно на то, чтобы поддерживать рубль в случае атаки на него. И продавать валюту, если приходят продавцы рублей, допустим для закупок по импорту.

Соответственно, если каждый год мы имеем дыру в 3 трлн рублей, это приблизительно $50 млрд или 3,5% ВВП, то нужны какие-то источники ее покрытия. Хотели продать несколько госкомпаний – Роснефть, Башнефть, пакет акций в Алмазах России-Саха и еще какие-то среднего размера корпорации. Это все могло дать в лучшем случае $15 млрд. Но даже это пока не продается, потому что идет большая внутренняя борьба.

- Я смотрел показатели по реальной зарплате в России, они существенно падают. Как россияне переживают экономические трудности?

- Спокойно. Во-первых, в отличие даже от 2009 года этот процесс идет медленно. То есть с 2014 года доходы реально упали процентов на 12-15. Это в действительности не много. Что народ делает сразу? Он сразу же забывает о планах купить новую машину, сделать большой ремонт в квартире. И вроде бы ничего страшного, от этого сознание не переворачивается. Голодать никто не начал.

Второе, в России, как ни в одной европейской стране, есть гигантское различие в ценах. Если вы живете в Москве, то у вас в пределах, условно говоря, одного километра от вашего дома находится магазин типа Азбука вкуса, где цены в два раза выше чем в Париже, есть Пятерочка или Перекресток, где нормальное качество и цены в два раза ниже, и чуть подальше Ашан, где цены еще в два раза ниже. И когда начинается ухудшение ситуации, люди из Азбуки переходят в Пятерочку, а из Пятерочки – в Ашан. Это какое-то падение самооценки, но не слишком уж большое падение реального уровня потребления.

Плюс народ не перестает ходить в рестораны, но он просто перестает там много заказывать. Вместо первого, второго и третьего берут только второе и чай. То есть количество заходов остается тем же, а средний чек падает вдвое. Народ начинает «ужиматься».

- А как себя чувствует Россия без импортных продуктов продовольствия?

- Не очень хорошо, потому что на этой почве началась фальсификация производства многих продуктов питания. Мне в свое время Вадим Дымов, президент и владелец колбасного концерна Дымов, рассказывал занимательные вещи на эту тему. Один из немногих продуктов, по которому Россия имеет полное обеспечение - это курятина. Есть даже какой-то излишек ее. И Дымов говорит, что вводятся санкции - и тут же взлетают цены на курятину страшно.

- То есть санкции выгодны местным производителям курятины?

- Возможно. А причина в том, что как только ввели санкции, тут же сильно подскочила в цене свинина, в поставках пошел дефицит. В результате производители уменьшили количество свинины в колбасе и заменили ее частично индейкой и курицей, в результате чего на курицу пошел большой спрос.

Очень много скандальных случаев, когда сметана начинает плавиться, если к ней зажигалку подносишь, что непонятная масса приходит вместо нормального молока. То же самое по сырам, огромное количество фальсификата. Вкусовые качества продукции снизились довольно сильно.

Есть такой православный аграрий, Василий Бойко-Великий, очень противоречивый человек. У него есть компания Рузское молоко – от названия небольшого подмосковного города Руза. Очень известный производитель, но не без странностей: увольняет работников, живущих в гражданском браке, тех, у кого ребенок не крещен. Даже штрих-код на всех его продуктах перечеркнут крест на крест, вроде как это дьявольское наваждение. Но у него качество всегда было очень хорошее. И сейчас у него дела круто пошли вверх, потому что и молоко, и сметану, и творог делает замечательные.

У меня есть знакомый на Алтае, который еще до этих всех санкций, чисто из интереса начал производить там французские сыры. Сейчас он хорошо зарабатывает, поскольку аутентичных французских сыров на рынке нет – но не может сильно расширить производство, потому что необходимого по качеству молока тоже в его регионе в нужном количестве не производят.

В большинстве же секторов сельского хозяйства и обработки проблем много. Из-за контрсанкций объемы аграрного производства растут, а качество – падает. Хотя, повторю, не так уж много людей считают всё это теми трудностями, которые способны остановить Россию от «вставания с колен». Поддержка власти очень сильна, а альтернативные варианты ответов на основные вызовы, с которыми сталкивается страна, практически не слышны.