Мир. Азартные игры в Японии

Казино для самурая

Игорные центры Японии готовятся обойти мировые столицы азарта Лас-Вегас и Сингапур

Игорные центры Японии готовы легко обойти мировые столицы азарта — Лас-Вегас и Сингапур. Страна, где доходы от игровых автоматов и государственных тотализаторов превышают $200 млрд и сопоставимы с лидерами местного автопрома, наконец легализовала казино

 

Анна Павленко

 

 

Огромный зал салона игровых автоматов патинко — популярной в Японии игры наподобие американского пинбола — наполнен людьми и пронзительными электронными звуками. Десятки посетителей сидят перед витринами с ослепительно яркой подсветкой, пытаясь загнать металлический шарик в специальную нишу на игровом поле. В случае успеха их ждет джекпот: из автомата в специальный поддон посыплются сотни таких же шариков, которые затем можно будет обменять на призы и наличные.

“Победа приносит мне приятное волнение и чувство триумфа”,— делится с НВ 47‑летний IT-специалист из Токио. Он не хочет называть свое имя прессе и признается, что раз в неделю играет в патинко либо делает ставки на скачках. “Особое удовольствие приносит выигрыш в тотализаторе на лошадиных бегах, где нужно применить определенный анализ”,— говорит японец.

Патинко, лотереи, ставки на скачки, а также лодочные, мото- и велогонки долгое время оставались в Японии единственными разрешенными видами азартных развлечений. При этом денежный оборот в этих ограниченных японским законодательством секторах игорного бизнеса выгодно отличается на фоне других стран, отмечает Дайан Мулленекс, партнер британской юридической компании Pinsent Masons, эксперт в области телекоммуникаций и азартных игр.

Каждый азартный японец, согласно исследованию британской компании Global Betting and Gaming Consultancy, тратит на ставки в среднем $318 в год. В итоге оборот тотализаторов в 127‑миллионной Японии достигает космических значений. К примеру, в 2015 году сумма ставок на японских ипподромах составила $22,5 млрд. А общий доход индустрии патинко, по данным негосударственной организации Japan Productivity Centre, немного недотянул до $200 млрд, что сравнимо с третью годового объема продаж десяти крупнейших японских автопроизводителей.

Впрочем, эти астрономические цифры неудивительны: по подсчетам Japan Productivity Centre, только в патинко играет каждый десятый житель этой страны.

Теперь же индустрию азартных развлечений Японии ожидает переход на качественно новый уровень: в середине декабря 2016‑го парламент страны принял закон о легализации казино. Игорные заведения появятся в крупнейших городах в формате интегрированных развлекательных комплексов с отелями, торговыми центрами и ресторанами. Правда, случится это не ранее 2023 года — по оценкам экспертов, несколько лет потребуется законодателям для разработки регламентирующих норм, еще около трех лет займет строительство.

“В Японии, третьей экономике мира, у операторов казино есть большой нереализованный потенциал”,— считает Мулленекс. По оценкам азиатского инвестиционного банка CLSA, годовой доход этой индустрии в Стране восходящего солнца может достичь $25 млрд в год, тем самым почти вчетверо превысив выручку крупнейших казино Лас-Вегаса.

раст1
В ОЧЕРЕДИ ЗА УДАЧЕЙ: Жители Токио покупают билеты самой прибыльной в стране лотереи Jumbo, которая дает шанс выиграть 1 млрд иен
Культура азарта

Для токийского IT-специалиста, с признаний которого началась эта статья, игра в патинко — способ развлечься и “сделать легкие деньги”. “Я ставлю такую сумму, которую могу потратить, не ограничивая себя”,— рассказывает японец. И хотя по размеру ставок его со­отечественники — не самая щедрая нация (чуть ли не втрое больше — $866 в год — тратят на тотализатор жители Австралии), доля играющего населения впечатляет.

Среди посетителей игровых салонов — офисные сотрудники, которые коротают время между деловыми встречами либо ищут расслабления после работы, а также азартные домохозяйки. Они проводят в салонах по несколько часов в день, гоняя металлические шарики по игровому полю. Один шарик, которых для игры нужно минимум 250, стоит от 0,5 до 4 иен (до $0,03). Максимальный вы­игрыш состоит из 4 тыс. таких же шариков, которые игроки обменивают на призы: сумки, шоколадки, сигареты, технику, но чаще — на специальные пластины с золотым сердечником. Их в свою очередь можно сдать за наличные.

Обналичивание проходит за пределами игровых салонов в специальных окошках-обменниках, что делает патинко полулегальным развлечением, ведь игры на деньги в Японии запрещены. Считается, что часть пунктов по обмену шариков патинко контролирует японская мафия — якудза. Некоторые эксперты полагают, что в карманах гангстеров оседает 10% прибыли всей индустрии игровых автоматов. К слову, сами салоны патинко принадлежат частным компаниям, что отличает этот бизнес от японских тотализаторов и лотерей, которыми управляет государство.

Сегодня в стране работает около 10 тыс. игровых салонов. Хотя еще в 2004 году их насчитывалось 18 тыс., а число установленных в них автоматов превышало 4 млн. Для сравнения, на территории Невады, включая Лас-Вегас, количество игровых автоматов в десятки раз меньше — около 170 тыс.

В числе причин сужения рынка патинко эксперты называют невысокий интерес к игре среди современной молодежи: автоматам юные японцы все чаще предпочитают развлечения на смартфонах. Так, никогда не играл в патинко и не делал спортивных ставок Кашима Масаюки, 21‑летний студент из Осаки. И хотя сам он мобильными играми не увлекается, юноша признает: его друзья играют на смартфонах и планшетах, причем довольно часто.

Японцы слывут одной из наиболее азартных наций. По данным исследования японского министерства здравоохранения, труда и благополучия, зависимостью от азартных игр в 2014 году страдали более 5 млн японцев, или 4,8% всего населения государства. Тогда как в большинстве стран мира такой зависимости подвержены около 1%.

“Я не скажу, что японцы более склонны к азартным играм, чем китайцы, но для азиатской культуры [в целом] характерно сильное пристрастие к игре”,— комментирует НВ Стивен Галлавей, управляющий партнер американской консалтинговой компании Global Market Advisors. Такую картину эксперт поясняет тем, что ставки в этом регионе являются частью культуры. А в Китае гемблинг к тому же не считается чем‑то зазорным.

При этом в материковой части Китая азартные игры запрещены. И единственной отдушиной для зажиточных чиновников и бизнесменов остается специальный административный район КНР Макао. Его пример убедительно иллюстрирует эффект развития игорного бизнеса для экономики региона. В 2003 году свой игорно-гостиничный комплекс здесь открыл американский оператор Las Vegas Sands. После чего рост ВВП Макао ускорился со средних 5% в 1999–2003 годах до 21% в 2004–2010 годах. А уровень безработицы снизился практически вдвое, до 3,6%.

Своя история успешной легализации казино есть и у второй игорной столицы Азии — Сингапура. Там в 2010 году два гостинично-развлекательных комплекса открыли американский гигант Las Vegas Sands и малайзийская корпорация Genting Group. Уже через пять лет они довели общую выручку до $4,8 млрд в год, закрепив за Сингапуром статус третьей по размеру мировой столицы азартных игр. Лидирует в этом рейтинге Макао, а второе место с существенным отрывом занимает американский Лас-Вегас.

“Создание интегрированных [игорно-гостиничных] комплексов по всей Азии подтвердило: при правильной организации они создают рабочие места, привлекают в регион больше туристов и генерируют высокую налоговую прибыль для правительств”,— подтверждает Галлавей.

По его мнению, Япония будет придерживаться именно сингапурской модели и пригласит для развития индустрии казино крупных международных операторов.

раст2
ТЕМНЫЕ ЛОШАДКИ: Ставки на скачках — самый популярный вид тотализатора в Японии. Их годовой объем превышает $22 млрд
Экономика и зависимость

Идею превращения Японии в рай для азартных игроков местные политики обсуждали еще с конца 90‑х. Тогда мэр Токио Синтаро Исихара предложил построить несколько казино на искусственном острове Одайба в южной части Токио и так обеспечить дополнительные налоговые поступления в бюджет. Это сделает Токио “лучше для всех” и создаст 10 тыс. новых рабочих мест, аргументировал свое предложение Исихара.

С тех пор парламентские группы не прекращали дискуссий о легализации казино. Однако сменяющие друг друга премьер-министры избегали политических рисков, которые в их глазах перевешивали экономические выгоды от противоречивого решения. В ситуации наметился надлом, когда в 2012 году исполнительную власть в стране возглавил нынешний премьер-министр Синдзо Абэ. Его главной целью стало оживить стагнирующую экономику Японии.

“Эти объекты [развлекательные комплексы] привлекут инвестиции и ощутимо помогут в создании рабочих мест”,— заявил Абэ вскоре после принятия закона о легализации. К тому же появление казино стимулирует туризм, который постепенно становится для традиционно сосредоточенной на автомобильном экспорте Японии новым драйвером экономического роста. Это особенно важно в условиях давления, которое оказывает на экспортеров сильная иена, отмечают экономисты. По их мнению, появление казино поможет японцам усилить и лучше монетизировать туристический поток, который уже начал расти. В 2016 году страну посетили рекордные 20 млн гостей, что втрое превысило показатель десятилетней давности.

“Япония может стать новой точкой назначения для азартного туризма в Азии и соперничать с Макао”,— уверена Мулленекс. По подсчетам японской исследовательско-консалтинговой компании Daiwa Research Institute, всего три построенных в Японии казино смогут ежегодно приносить в сумме $10 млрд.

Вместе с тем сами японцы имеют противоречивые мнения о легализации казино. “Это хорошо для экономики, но я боюсь, что некоторые игроки будут разоряться и оказываться на улице, а преступные группировки станут наживаться на казино”,— описывает свое отношение к легализации игорных заведений Масаюки.

По данным крупнейшей японской вещательной организации NHK, решение узаконить казино поддерживают всего 12% жителей страны. Тогда как 44% выступают против, а еще 44% — не определились. Оппозиционные политики и специалисты в области общественного здоровья предупреждают, что появление казино способно заострить проблему игровой зависимости и создать благоприятную почву для отмывания денег местной мафией.

Впрочем, их оппоненты уверены: за предшествующие появлению первых казино годы японские власти успеют продумать план предотвращения негативных эффектов. Более того, тщательное регулирование игорной индустрии с высокими требованиями к финансовой отчетности позволит уменьшить шансы аферистов и мафиози нажиться на азартных согражданах и туристах. А специальные практики информирования и профилактики проблемного гемблинга даже помогут снизить число зависимых.

раст3
ОДЕРЖИМЫЕ ИГРОЙ: Каждый день миллионы японцев часами просиживают в салонах игровых автоматов патинко, надеясь выиграть джекпот

В странах с цивилизованным рынком азартных игр существует целый ряд методов профилактики и борьбы с зависимостью. Сотрудники казино проходят специальное обучение и снабжены инструкциями о том, как вести себя с проблемными игроками. Власти могут также обязать игорные заведения публиковать предупреждения об игровой зависимости и контакты центров помощи на своих рекламных объявлениях. А, к примеру, в Сингапуре, чтобы защитить население от игровой зависимости, введена плата за вход в казино для местных жителей в размере 100 сингапурских долларов ($70).

В Японии пока не решили, последуют ли этому примеру. Но сами японцы рассчитывают, что власти позаботятся об азартных игроках и помогут им удержаться от банкротства.

“Я не могу представить, чтобы в Японии появились такие казино, как в Лас-Вегасе или Макао, где можно выиграть целое состояние,— размышляет о формате будущих заведений IT-специалист из Токио.— Думаю, правительство введет определенные ограничения на суммы ставок, чтобы предотвратить излишнее проявление азарта”.

Тем временем крупнейшие мировые операторы казино уже выразили свою заинтересованность в выходе на японский рынок. Американская компания MGM Resorts International заявила о готовности инвестировать в развлекательный комплекс в Токио, Йокогаме или Осаке от $4,5 млрд до $9 млрд. Не менее серьезные намерения у гиганта Las Vegas Sands, который может вложить в освоение японского рынка до $10 млрд.

Запуска игорной индустрии ждут и простые японские игроки. “Думаю, я попробую играть в казино; для меня это, как и ставки на скачки либо патинко,— отдых и способ сделать легкие деньги”,— признается 47‑летний житель Токио.