Страна. Образование за рубежом

Заобучане

Счет молодых украинцев, уехавших на Запад за высшим образованием, пошел уже на десятки тысяч

Счет молодых украинцев, уехавших на Запад за высшим образованием, пошел уже на десятки тысяч. Относительно недорогое обучение, котирующиеся в мире дипломы и высокое качество образования лишь усиливают этот поток

 

Максим Бутченко

 

  

Когда‑то в родном Киеве 26‑летняя Юлиана Матусова училась в вузе, которому от роду было почти два столетия,— она окончила факультет журналистики Киевского университета им. Шевченко. У ее нынешней альма-матер, Венского национального университета, еще более почтенный возраст — 652 года. В австрийскую столицу, в местный вуз, Матусова прибыла ради окончания магистратуры. “Я поехала [в Вену], не зная толком немецкого языка, с минимумом денег. И вообще с какой‑то долей авантюризма”,— рассказывает украинка.

Ей повезло — обучение в Венском университете бесплатное. Но чтобы сесть за парту, студенту из Украины нужно пройти двухлетние курсы по изучению языка и заверить свои прежние национальные дипломы.

Матусова — в тренде: молодежь из Украины, пользуясь доступностью различных программ европейских вузов, все чаще смотрит в сторону Запада. И уезжает на учебу в этом же направлении.

Если в 2009‑м за рубежом учились около 26 тыс. украинцев, по данным аналитического центра CEDOS, то в прошлом учебном году число таких студентов достигло уже 60 тыс.

Эксперты единодушны: сыграла роль популяризация и реклама иностранных вузов в Украине. Активней других в этом плане оказались польские университеты. Во многом именно они переориентировали десятки тысяч молодых украинцев на Европу.

А та оказалась не такой уж недостижимой. Вузы Франции и Германии учат иностранцев бесплатно, в других странах доступна учеба в рассрочку. Взамен студенты из Украины получают дипломы, признанные во всем мире.

Учеба за границей, по словам Ивана Примаченко, сооснователя платформы массовых открытых онлайн-курсов Prometheus,— это не один лишь диплом, но и возможность посмотреть мир и интегрироваться в западное общество с прицелом в нем и остаться. “Отчасти это [переезд украинских студентов на Запад] естественный процесс глобализации, а отчасти говорит о том, что украинцы тянутся к европейским знаниям, культуре, цивилизации,— говорит эксперт.— Только сейчас процесс ускорился”.

фото1

ШЕРШЕ ЛЯ ВУЗ: Благодаря учебе во французском университете Анна Найденко получила работу в Париже

Все иначе

30‑летняя Татьяна Шпортак теперь часто засиживается в огромной библиотеке берлинского Гумбольдт Университета. Получив диплом социолога в винницком вузе, она перебралась в Берлин, чтобы продолжить учебу по специальности.

Так же, как и Матусова, Шпортак учится бесплатно, в Германии это правило для всех студентов — как своих, так и иностранных. Но здесь есть квоты на количество “пришлых” — в Гумбольдт Университете, к примеру, их должно быть не более 5% от общего числа. И попадание в эту долю требует некоторых затрат, в том числе и финансовых, рассказывает украинка. Нужно через специальное агентство Uniassist подтвердить достоверность своего диплома, что стоит €70. Далее необходимо сдать тест на знание немецкого языка, он также платный — €170. Ну и в итоге заплатить страховку для студентов — €90.

Шпортак прошла через все это. И теперь с удовольствием рассказывает, что, в отличие от украинской системы образования, в которой дают знаний “всего понемногу”, у немецких профессоров она учится мыслить аналитически и работать с материалом.”Здесь главное — не зубрежка, как у нас, а умение думать, разбираться в теме”,— рассказывает украинка. Обучение состоит словно из отдельных научных проектов.

Тимофей Брик, который окончил магистратуру по социологии в нидерландском Утрехтском университете, добавляет: научной деятельностью студенты начинают заниматься уже в процессе обучения.

Матусова также отмечает кардинальные отличия западной вузовской системы от отечественной. В Вене каждый студент сам составляет график учебы, выбирает предметы и лекции. При этом можно как прослушать курс за три дня, так и растянуть процесс на месяц. Упор идет на самостоятельную работу, которая занимает до 80 % всего времени. Даже в общежитиях есть специальные комнаты для учебы. И в десять вечера, по наблюдениям Матусовой, они битком забиты. “Все учатся, как заведенные”,— уточняет она.

В западных вузах студенты могут выбирать и преподавателей. Подобное мотивирует лекторов — те, стремясь заполучить побольше слушателей, ищут новые материалы и интересные подходы к их изложению.”В Австрии преподаватель не ходит расслабленный, как в Украине, а старается выкладываться на все сто”,— объясняет Матусова. Если у преподавателя нет слушателей, вуз разрывает с ним контракт.

Западная нацеленность на практику помогла 23‑летней Анне Найденко, бывшей дончанке, а сейчас жительнице Парижа. Недавно она закончила магистратуру в Университете Нанси по специальности Стратегии коммуникации. И уже устроилась на работу в Бюро по вопросам среднего бизнеса.

Найденко объясняет свое быстрое трудоустройство тем, что лекторы давали максимально приземленные задания, основанные на личном опыте. При этом они ориентировались на ситуацию даже не во всей Франции, а в том конкретном регионе, где расположен вуз.

Брик отмечает еще одну деталь: в европейских вузах списать невозможно. Сами студенты не дадут этого сделать — конкуренция среди них так же высока, как и среди преподавателей.

Плагиат — еще одно табу в Европе, уточняет Ирина Половец, которая училась на юрфаке в Швейцарии. Мол, в вузах действует специальная компьютерная база данных, куда добавляются все работы студентов и преподавателей. И любые совпадения сразу же фиксируются.

Вузовская арифметика

Матусова говорит, что плата за обучение в Австрии отсутствует, но каждый семестр студенты все равно выкладывают по €300–400. Основная часть этой суммы идет в различные соцфонды и на аренду жилья. Но всегда можно податься на стипендию от своего вуза или какой‑то благотворительной организации, дабы облегчить финансовую ношу.

При этом студенты в Австрии вправе работать, но не более 2,5 дней в неделю. Этого вполне достаточно, чтобы обеспечить себя: например, официант в Вене даже при неполной занятости может рассчитывать на зарплату в €600–900 в месяц.

А вот в Нидерландах, по словам Брика, магистратура платная: для местных — €1,7 тыс. в год, а для нерезидентов ЕС — почти €10 тыс. Хотя в самом университете есть много программ, которые позволяют учиться бесплатно.

Егор Стадный, исполнительный директор CEDOS, говорит, что годовая стоимость обучения в популярных среди украинцев польских вузах варьируется от €700 до €2 тыс. Но при этом в некоторых частных польских университетах действуют программы рассрочки.”В Польше украинские студенты на вес золота, потому что свои студенты уезжают учиться дальше на Запад”,— объясняет Стадный.

В итоге именно западная соседка Украины стала среди соотечественников самым популярным местом получения западного образования: здесь проходят обучение более 22 тыс. украинцев.

фльл2

ЗА ДИПЛОМОМ — НА ЗАПАД: Татьяна Шпортак, отучившись в Украине, продолжила познавать социологию в Берлине

Причины и следствия

Cтадный уверен, что двигателем украинской студенческой миграции стала именно Польша. За последние 15 лет около 5 тыс. украинцев отучились там за счет польского правительства, то есть бесплатно. Ко всему, именно поляки направляли значительные средства в Украину на рекламу и популяризацию обучения за границей.

В итоге, как считает Стадный, сработало сарафанное радио: “Вдруг наши поняли, что учеба за рубежом не за гранью фантастики”. И украинская молодежь тысячами отправилась покорять польские вузы, даже те, где обучение платное,— цена оказалась сопоставима с украинскими университетами.

А еще, по мнению Примаченко, сыграл свою роль общий кризис отечественной образовательной системы, вылившийся в отсталую материальную базу учебных заведений и низкое качество преподавания.

Для основателя Prometheus показателен тот факт, что в прошлом году в украинские педагогические вузы поступили студенты с наименьшим средним баллом Внешнего независимого оценивания (ВНО). Кроме того, лучшие лекторы из страны “вымываются” низкими зарплатами.

На выходе — то, что Брик описывает коротким тезисом: “Мир Запада — это мир науки и различных исследований. В Украине этого нет”.

А что есть? Низкий уровень образовательной системы. В соответствующем индексе ООН страна занимает лишь 38‑е место, уступая той же Польше сразу 13 позиций. Да и в мировом рейтинге вузов Quacquarelli Symonds (QS) лучший украинский представитель — Харьковский национальный университет им. Каразина — оказался лишь на 382‑м месте. А следующий вуз из Украины — Киевский университет им. Шевченко — расположился на 431‑й позиции. Утрехтский университет, в котором учился Брик, по индексу QS — 104‑й, а Венский национальный университет, где продолжает грызть гранит науки Матусова,— 155‑й.

Все эти невеселые для украинских университетов показатели заставляют Стадного сделать такой прогноз: поток студентов, идущий на Запад, в этом году лишь усилится. Он уверен, что число учащихся за пределами родины достигнет 70 тыс. И даже если прямо сейчас провести все необходимые реформы, тренд “утечки” студентов продолжится еще лет 8–10.

Впрочем, Примаченко видит в этом процессе и положительную сторону. Мол, остаться в Европе после обучения не так уж и легко, ведь получить рабочую визу и найти работу там весьма затруднительно. Поэтому часть студентов вернется на родину, привезя с собой новые знания и принципы. “Они дадут большой толчок для развития страны, принесут волны обновления”,— заключает создатель Prometheus.