PROZORRO. Система электронных закупок

Внезапное ProZрение

Электронная система госзакупок ProZorro сэкономила казне почти $1 млрд
Это материал Электронной версии журнала Новое Время, открытый для ознакомления. Чтобы прочитать закрытые статьи – оформите подписку.

Меньше чем за два года своего существования электронная система госзакупок ProZorro сэкономила казне почти $1 млрд. А заодно показала реальный уровень коррупции в стране

 

Екатерина Шаповал

 

 

Примерно 24 млрд грн — столько сэкономил украинский бюджет благодаря запуску электронной системы госзакупок ProZorro.

Эти цифры — не итог расчетов экспертов, а признание, прозвучавшее из уст премьера Владимира Гройсмана 23 мая этого года.

Лишь 1 августа 2016‑го правительство обязало все госорганы покупать большую часть товаров и услуг через эту систему. И она уже сохранила казне средств больше, чем годовые бюджеты Харькова и Днепра, вместе взятые.

И это не только показатель эффективности ProZorro, но и наглядная оценка масштабов коррупции и неэффективности, которые десятилетиями царили в сфере закупок.

Теперь большая часть всех конкурсов с участием госденег проходит максимально открыто и публично, в формате электронных торгов, что существенно усложнило жизнь коррупционерам.

К началу лета через ProZorro прошли закупки на 700 млрд грн. Гигантская сумма для системы, которая стала государственной в прошлом году, а до того была продуктом группы волонтеров, поддержанной Минэкономразвития.

“Эта система является не только конкурентной, не только открытой, но она экономит ресурсы для государственного бюджета”,— говорит сейчас Гройсман.

Эффективностью волонтерской разработки восхищен не один лишь украинский премьер. Международный валютный фонд (МВФ), ключевой кредитор страны, считает ProZorro настолько удачной реформой, что предлагает с ее помощью приватизировать часть госактивов. И Кабмин с Фондом госимущества уже договорились о подобном методе продаж.

Кроме того, по рекомендации ЕБРР украинскую систему электронных торгов внедрили в Молдове.

раст1
ПРЕГРАДА ВОРОВСТВУ: Максим Нефьодов, замминистра экономики, говорит, что задача онлайн-системы — свести коррупцию к минимуму
Реальность нереального

Каждое утро Игорь Грилюк, замдиректора компании Долина мрий, торгующей канцелярией и товарами для офисов, получает на свой электронный адрес письмо. В нем расписано, какие государственные тендеры проводятся по всей стране. Отправитель — одна из торговых онлайн-площадок, сотрудничающих с ProZorro: через нее Грилюк и его фирма подключены к государственной системе. Выбрав аукционы, на которых Долине мрий есть что предложить госорганам, предприниматель или его менеджеры в электронном виде загружают необходимые документы, в том числе и свое коммерческое предложение.

Затем остается лишь дождаться дня проведения аукциона. Он проходит в режиме онлайн. Грилюк, как и другие участники подобных торгов, могут трижды снижать цену на свое предложение. Победителя система выбирает автоматически: им становится та компания, стоимость товара или услуги у которой ниже, чем у других. Ход торгов в режиме реального времени видят и участники тендера, и сторонние наблюдатели.

ProZorro спасла тыловые закупки Минобороны в 2015-м
Нелли Стельмах,
экс-руководитель департамента закупок МО

Это один из главных принципов ProZorro — “все видят всех”. Любой желающий может узнать не только итоги, но и увидеть всю тендерную информацию — она доступна уже через несколько минут после закрытия аукциона.

Ранее Долина мрий в казенных тендерах не участвовала. “Поставлять госорганам было нереально”,— разводит руками Грилюк. Теперь же благодаря поставкам в бюджетные организации объемы продаж компании выросли минимум на 15%. Кроме того, Долина мрий расширила ассортимент: начала продавать оргтехнику.

Реальность поставок госорганам оценили не только в Долине мрий: интерес к тендерам со стороны украинских частных компаний растет приличными темпами. По словам Николая Жандорова, руководителя торговой площадки Zakupki.prom.ua, через которую компании получают доступ к ProZorro, ранее у них было всего три десятка клиентов, работавших с электронными госзакупками. Сейчас же это более 60 тыс. продавцов, из которых шестая часть активно участвует в ProZorro. Всего же в прозрачных тендерах принимают участие более 100 тыс. поставщиков.

В росте числа продавцов заинтересованы не только торговые площадки-посредники, берущие комиссию за свою услуги, но и государство. “Чем больше участников конкурса, тем выше качество и ниже цена”,— говорит Дмитрий Булатов, координатор платформы гражданского контроля гостендеров Антикоррупционный монитор (АКМ), а в прошлом — министр молодежи и спорта.

В октябре 2016‑го, через два месяца после старта ProZorro, на один гостендер в среднем приходилось 2,33 предложения от участников. Сейчас же это значение поднялось до 2,44.

“Один из главных вызовов для нас — это увеличение конкуренции на торгах”,— рассказывает Василий Задворный, гендиректор госпредприятия ProZorro. Как этого добиться, он знает: например, максимально снизить бумажную составляющую.

Не портя бумаги

“Система ProZorro спасла тыловые закупки Минобороны в 2015-м”, — рассказывает Нелли Стельмах, работавшая руководителем департамента закупок Минобороны (МО) в этот период. Ей с немногочисленным штатом подчиненных тогда пришлось справляться с обеспечением формой четвертой, пятой и шестой волн мобилизации. Объем документов, которые требовались для решения подобной задачи, превосходили все мыслимые пределы. “Если бы не электронная система, мы бы утонули в бумагах”,— поясняет Стельмах.

Прежде для проведения торгов нужно было на бумаге создать всю документацию, затем разместить информацию о тендере в Вестнике госзакупок; подготовить каждому из участников впечатляющую по размеру папку с документами; прошить в ней все листы и передать лично. В МО все усугублялось тем, что здание министерства — режимный объект, то есть участникам торгов нужны были пропуска и иногда сопровождающие лица.

Для ProZorro же документы готовят в электронном виде. И в системе их видят все потенциальные стороны процесса. “Для заказчика покупать так товар дешевле и проще”,— комментирует Стельмах.

Сейчас она руководит закупками в госкомпании Укргаздобыча. И на этом месте ее также радует возможность избавиться от бумажной волокиты с помощью ProZorro.

Легче стало заказчикам и после завершения торгов, рассказывает Татьяна Карпинос, начальник управления закупок Нацбанка Украины. “Раньше, когда участники оспаривали результаты торгов в Антимонопольном комитете, сотрудники НБУ ездили туда с мешками документов, — рассказывает она.— Сейчас достаточно ручки и блокнота: все документы хранятся в системе”.

Карпинос уточняет, что и сам процесс организации закупок нынче обходится НБУ дешевле, чем раньше.

Снизить риски

Как бы ни была хороша ProZorro, полностью победить коррупцию в госзакупках с ее помощью не удалось.

Ведь чиновники пытаются манипулировать тендером еще до того, как объявляют торги, рассказывает Булатов из АКМ. Например, на этапе подготовки прописывают такие технические условия на необходимый товар или услугу, что выиграть на тендере сможет лишь один поставщик из всех возможных.

Подобное, например, произошло в начале 2017‑го с госкомпанией Укрзализныця (УЗ), объявившей тендер на покупку биотуалетов. Издание Наші гроші выяснило, что условия в УЗ прописали под конкретного поставщика, а компания-победитель принадлежит детям бывших руководителей этой госмонополии.

Грилюк также сталкивался со схожими манипуляциями чиновников. В регионах, мол, представители госструктур частенько так прописывают требования, что отсекают всех иногородних участников торгов. Так, в Кривом Роге он стал свидетелем того, как одна из бюджетных организаций указала: закупаемый ею ноутбук нельзя пересылать Новой почтой или сторонним перевозчиком.

И подобные “хитрости” не единичны.

Максим Нефьодов, замминистра экономического развития, курирующий ProZorro, признает, что пути, позволяющие обойти систему, существуют. Но он уверен: в борьбе с договорными торгами нужна помощь других органов — структур правопорядка и качественных судов. Чего, к сожалению, нет.

“Система наказаний работает в стране очень слабо”, — добавляет Булатов. Его организация собирает аналитику, чтобы выявить подозрительные торги. Так вот: эти данные АКМ более всего востребованы не правоохранителями, а журналистами и некоторыми руководителями министерств.

Пока борьба с тендерными коррупционерами особо не ведется, Нефьодов занят разработкой и внедрением новой системы:  электронного каталога, своеобразного онлайн-магазина для госорганов. И если некоему ведомству будет нужна, к примеру, бумага, ее представитель просто зайдет на такой портал и купит желаемое. Без тендеров и конкурсов — по фиксированной низкой цене.

Поставками же в электронный каталог займется центральная закупочная организация. Вот она то как раз и станет регулярно проводить тендеры по всем позициям.

В марте этого года Кабмин уже совершил несколько пробных сделок в подобной системе.

А Нефьодов готовит еще одну новацию из той же серии — онлайн-маркет по закупке строительных работ, выполняемых в Донецкой области за госсчет.

“Мы уменьшаем коррупцию и неэффективность, но не можем довести ее до нуля,— говорит он. — Наша задача — свести ее к минимуму”.
раст2
УЖЕ НЕ СТАРТАП: Из небольшой группы волонтеров проект стал госпредприятием. На фото — команда ProZorro
Операция Антикоррупция

Как появилась ProZorro

 

История ProZorro началась в 2014 году. Тогда Павел Шеремета, новый министр экономразвития, предложил знакомым ему по Майдану волонтерам Андрею Кучеренко и Александру Стародубцеву поработать над изменениями в законы о госзакупках. Те почти сразу выяснили: сфере необходимы намного более радикальные решения, чем обычное редактирование.

К работе подключились другие волонтеры и созданная при министерстве Шереметы рабочая группа.

Команда не только взялась разрабатывать прообраз ProZorro, но и подала в Верховную раду проект о публичных закупках. Однако уход Шереметы из министерства и перевыборы в парламент остановили процесс.

Ситуацию спас принцип “есть слона по кусочкам”, предложенный Дмитрием Шимкивым, замглавы Администрации президента. Он посоветовал волонтерам начать с реформы так называемых допороговых госзакупок. По действовавшему закону, если сумма сделки не превышала 100 тыс. грн для товаров или 1 млн грн для услуг, тогда тендер объявлять было необязательно. Значит, вносить изменения в закон тоже не требовалось.

К новации добровольно присоединились центральные правительственные структуры.

Шимкив также предложил привлечь коммерческие электронные площадки: они предоставляли бы доступ к электронным торгам, получая за это комиссионные от участников.

Последнее решение помогло и с финансированием программного обеспечения. Иностранные доноры отказались оплачивать разработку софта и тогда семь частных площадок скинулись по $5 тыс. После этого ProZorro профинансировал американский фонд WNISEF.

В общей сложности на разработку и внедрение ProZorro ушло порядка 13,2 млн грн.

В 2015 году заместителем министра экономики назначили Максима Нефьодова. Госзакупки стали одной из подведомственных ему отраслей. Он предложил координаторам ProZorro переходить на госслужбу и внедрять реформы изнутри.

А далее парламент законодательно закрепил ProZorro, как обязательный инструмент госзакупок. С 1 апреля 2016‑го с ее помощью начали работать центральные органы власти и госмонополии, а с 1 августа — все остальные бюджетные организации.