Мнение. Выбор общества

Цензура здравого смысла

Главная дискуссия последних трех лет сводится к границам личной свободы. Может ли война оправдывать пропаганду?
Хотите купить эту статью?

Главная дискуссия последних трех лет сводится к границам личной свободы. Может ли война оправдывать пропаганду? Где та грань, после которой коллективное благо начинает противоречить персональной независимости?

  

   

Павел Казарин,
ведущий телеканала ICTV,
обозреватель Крым. Реалии

   

Когда‑то давно я верил в рынок идей. Но оказалось, что сознательность — выбор взрослых, а общества бывают инфантильными.

Главная дискуссия последних трех лет сводится к границам личной свободы. Может ли война оправдывать пропаганду? Искупает ли вторжение право на цензуру? Где та грань, после которой коллективное благо начинает противоречить персональной свободе?

Мы спорим об этом всякий раз, когда доходит дело до информационной политики. Многие искренне убеждены, что любой человек — существо рациональное. Подчас кажется, что эта убежденность — привет из нашего довоенного прошлого, когда мы ценили Украину не столько за наличие чего‑нибудь хорошего, сколько за отсутствие чего‑то плохого. И тотальная открытость украинского рынка идей была проявлением не столько свободомыслия, сколько равнодушия страны к собственной судьбе.

А потом случилась война. И вот уже третий год мы пытаемся ответить на вопрос: может ли открытое настежь общество оставаться открытым в условиях агрессии со стороны закрытого?

Открытое общество живет в логике конкуренции идеологий. Но в условиях войны эти подходы мирного времени превращаются в зияющую брешь. В распоряжении Кремля — прекрасно отлаженная система пропаганды, суммарный годовой бюджет которой превышает миллиард долларов. Медиа, работающие на российскую повестку как из Москвы, так и напрямую из Киева. Прикормленные лидеры общественного мнения, старательно отрабатывающие свои рублевые гонорары. По другую сторону окопов — ноль. Nihil. Ничто. Как минимум на уровне государственной информационной политики.

Вдобавок, одно из измерений нынешней войны — это битва за идентичность. По одну сторону баррикад — украинцы, по другую — Москва, а между ними — инертная масса, сосредоточенная на ценностях бытового выживания. Сверхзадача Кремля — убедить их в том, что они малороссы. Сверхзадача Украины — включить их в свой проект политической нации.

В мирное время есть шанс переиграть любую ошибку, но на войне вторых шансов не бывает

Собственно, война началась тогда, когда Кремль понял, что проигрывает битву за умы и сердца. Когда корабль под названием Виктор Янукович пошел ко дну, он потащил с собой все, что было в его идеологических трюмах, включая “братские народы”, “второй государственный” и латентное антизападничество. Именно в этот момент Кремль решил не полагаться на мягкую силу, сделав ставку на силу жесткую. И вот уже три года Украина отбивается от попыток превратить ее в Малороссию.

Довоенная этика левого либерализма призывает нас к честной конкуренции. Не огранич

Чтобы прочесть материал полностью,