Культура. Звуки музыки

Свобода, равенство, техно

Киев становится одним из новых европейских центров электронной музыки
Это материал Электронной версии журнала Новое Время, открытый для ознакомления. Чтобы прочитать закрытые статьи – оформите подписку.

Киев становится одним из новых европейских центров электронной музыки — об этом трубит западная пресса и заявляют диджеи с мировым именем

 

Екатерина Богданович

 

 

В начале 2017 года популярный немецкий музыкальный портал Electronic Beats включил Киев в десятку лучших направлений для техно-туристов: в 2017’s Top 10 Must-Visit Rave Destinations украинская столица опередила Варшаву, Лиссабон и Мехико.

Киев действительно в последнее время считается одним из наиболее привлекательных городов Европы для любителей электронной музыки, и в этом плане его все чаще сравнивают с Берлином. Теперь о киевских техно-вечеринках с первоклассными диджеями и самозабвенно танцующей многочисленной публикой пишет мировая пресса — от профильных молодежных изданий до таких мастодонтов, как одна из старейших газет Великобритании — авторитетная The Guardian.

“На мировой сцене всегда хочется чего‑то новенького, и Киев сейчас в самом соку, как клубника в сезон”,— со знанием дела объясняет свалившуюся на украинскую столицу славу Анастасия Топольская, известная как dj Nastia — украинка, вошедшая в прошлом году в десятку лучших диджеев мира по версии MixMag, крупнейшего мирового издания о клубной культуре.

Летом сезон техно в Украине в самом разгаре. Причем на начало июля пришелся его пик — в Киеве почти одновременно прошли три громких события, в каждом из которых принимали участие настоящие звезды жанра и тысячи ценителей, отечественных и иностранных.

30 июня на Трухановом острове в пятый раз стартовал фестиваль Остров, который специализируется на качественной электронной музыке. В тот же день в Украину прилетели музыканты британского лейбла Metalheadz, в том числе его основатель, кавалер ордена Британской империи, легендарный Goldie.

фото-лепшеев

ИДУТ НА ЗВУК:
Слава Лепшеев, основатель Схемы, считает, что рейв-культура всегда расцветает в сложные социальные и исторические моменты

Звезд драм-н-бейса привезла студия 22:22 — часть ее команды два года назад основала проект Rhythm Büro, под эгидой которого регулярно проводятся техно-вечеринки, одни из лучших в столице — в этом уверены любители и знатоки жанра.

А в ночь с 1 на 2 июля столичный арт-центр Closer отпраздновал день рождения одной из своих площадок — Лесного Причала — вместе с диджеями немецкого лейбла Perlon.

Closer, Rhythm Büro и Остров — ключевые участники украинской техно-революции, о которой уже второй год трубят мировые СМИ. Но список не был бы полным без рейвов Схема, которые также часто вспоминает западная пресса.

“В то время как другие восточноевропейские сцены привлекают к себе внимание, привозя знаменитых диджеев из‑за рубежа, такие киевские вечеринки, как Cхема, собирают сотни людей без международных хедлайнеров — и это говорит о качестве местных артистов и об увлеченности аудитории”,— пишет Electronic Beats.

Впрочем, именитые диджеи в последнее время тоже не обходят Украину стороной. Среди них — Юки Масда, один из самых популярных диджеев Японии, с начала нулевых организовывающий в Токио известные на весь мир вечеринки Cabaret.

“За прошедшие три года я шесть раз приезжал в Киев и один раз в Одессу,— говорит Масда.— Готов утверждать, что все это время украинская техно-культура непрерывно растет в ширину и в глубину”.

Тем временем все больше украинских диджеев набирают популярность за рубежом. Топольская перечисляет наиболее ярко проявившихся на мировой сцене своих коллег — Vakula, Stanislav Tolkachev, Etapp Kyle. А Вера Логданиди, она же dj Vero и соосновательница Rhythm Büro и студии 22:22, которая тоже начала  гастролировать за рубежом, добавляет к списку еще с десяток, в том числе и саму Топольскую.


ОБИТАЕМЫЙ ОСТРОВ: Фестиваль Остров — одно из самых громких техно-событий Киева с широкой рекламной кампанией и дорогими диджеями
ОБИТАЕМЫЙ ОСТРОВ: Фестиваль Остров — одно из самых громких техно-событий Киева с широкой рекламной кампанией и дорогими диджеями


В ритме танца

Полночь, вход на Киевскую киностудию имени Александра Дов­женко. Здесь в этот вечер квартирует Схема — постоянно меняющий локации танцпол. Именно его культовый британский молодежный журнал i-D назвал “местом с яркой душой, где вы можете чувствовать себя свободным, где молодежь может забыть о последствиях политического хаоса”.

Под портретом режиссера Довженко — группа молодых людей, почти подростки, большинство в спортивной одежде, на многих — темные очки. Все движутся к входу, где пропускают с электронными билетами, у кассы для спонтанных посетителей пусто.

Дальше, на танцполе, пара сотен человек в мерцающем оранжевом свете двигаются настолько сосредоточенно, что это больше похоже не на вечеринку, а на флешмоб. “Сырой, жесткий и гипнотический техно-рейв”,— так описывает Схему i-D, и к этому сложно что‑то добавить.

Киев сейчас в самом соку, как клубника в сезон
Анастасия Топольская
(dj Nastia)

Топольская сравнивает Схему с гремевшим в 90‑х крымским фестивалем Казантип: “Он прославился тем, что там была полная свобода. Ходи в трусах, без трусов, как угодно, только на песок не писай. На Схеме то же самое — каким бы ты ни хотел быть странным, тебя будут любить и приветствовать”.

Впрочем, в отличие от Казантипа, на Схеме нет вызывающих нарядов, мусора под ногами и беспорядков. Да и по территории бродит с десяток охранников. На вопрос, всегда ли тут так спокойно, одни из них с некоторым сожалением отвечает: да.

К часу ночи толпа становится плотнее, в два публика продолжает прибывать, а к рассвету разогревается настолько, что две девушки танцуют топлес, и им никто не мешает.

Несколько реже, чем Схема,— раз в несколько месяцев — в разных местах украинской столицы собирает ценителей электронной музыки Rhythm Büro. Чаще других — каждую неделю — приглашает послушать и потанцевать под украинских и зарубежных артистов, играющих техно, минимал и более мягкий хаус, киевский арт-центр Closer.

У Схемы, Rhythm Büro и Closer много общего: случайные люди сюда почти не попадают. “Мы выбираем особенных исполнителей, ищем неклубные локации и иногда держим точное место проведения в секрете: посетители узнают адрес за день до мероприятия”,— рассказывает Логданиди.

Случайных гостей избегают не только ради сохранения особой атмосферы сообщества посвященных. Тема наркотиков постоянно всплывает в разговорах о киевских рейвах — подозрений в использовании стимуляторов полуночным танцорам избежать нелегко. В декабре 2015 года во время одной из вечеринок в Closer ворвались полсотни вооруженных автоматами полицейских: обыск и последовавшая за ним попытка закрыть клуб оказались незаконными, Closer выиграл суд, но с тех пор меры безопасности предельно усилили и обязали охрану досматривать всех гостей.

“У нас очень строгий вход, с 21 года,— говорит о возрастном цензе Сергей Яценко, один из создателей арт-центра.— Законодательство разрешает посещать ночные мероприятия с 18 лет, но в 18 еще можно совершить поступок, о котором потом пришлось бы сожалеть, и мы бы не хотели брать на себя эту ответственность. Все, кто способны создать проблемы, отсеиваются на входе”.

фото яценко

КАПИТАН ПРИЧАЛА:
Сергей Яценко — один из тех, кто основал арт-центр Closer: первой была построена летняя площадка под названием Лесной Причал

И все завертелось

Когда‑то на улице Нижнеюрковской, 31 находилась только Украинская лентоткацкая фабрика. Сейчас этот адрес с ней делят спортклуб Гурман, фотостудия Лофт 31, несколько магазинов, интернет-радиостанция 20ft Radio, клубы Otel’ и Mezzanine, PostPlay Театр и культовый арт-центр Closer.

На его территории — летняя площадка в виде палубы корабля, арт-галерея, кафе, коворкинг, а танцпол — аскетичное пространство для бескомпромиссных клаберов — соседствует с магазином дизайнерской мебели и пластинок, в котором есть уютные кресла, вазы с пионами и кошка Настя.

Сейчас о Closer говорят как о месте, с которого все началось. Строить арт-центр на Нижнеюрковской Сергей Яценко с еще несколькими товарищами начал в 2013 году.

А вот Схема возникла после второго Майдана: ее основатель Слава Лепшеев в 2014‑м лишился работы и рискнул создать собственный проект.

“Явление начало набирать обороты после революции 2013–2014 годов — возможно, молодые таланты почувствовали дух творческой свободы”,— отмечают влияние исторических факторов организаторы Острова.

Сыграло свою роль, по их мнению, и бойкотирование российских исполнителей, и закон о квотах украинской музыки на радио.

“Во время кризиса сократились рабочие места, и появилось много пустующих помещений, которые можно было снять за копейки: пришло время сделать из хобби карьеру,— рассказывает Логданиди.— Также вырос спрос на локальную сцену, так как приглашать гостей с гонорарами в валюте стало значительно сложнее”.


ЗАДАЕТ РИТМ: Вера Логданиди в 2011 году стала одной из основателей студии 22:22, а в 2015-м выступила соорганизатором вечеринок Rhythm Büro
ЗАДАЕТ РИТМ: Вера Логданиди в 2011 году стала одной из основателей студии 22:22, а в 2015-м выступила соорганизатором вечеринок Rhythm Büro


С тех пор увеличилось количество посетителей подобных мероприятий. Если на первую Схему пришли пару сотен человек, то сейчас андеграундные рейвы собирают от 500 до 1.500 участников. Аудитория фестиваля электронной музыки Стрічка, соорганизаторами которого выступают Топольская и Closer, за четыре года существования выросла с 1.000 до 3.200 человек.

Тем временем множатся новые участники техно-революции — киевское пространство Plivka и вечеринки Osnova, одесский клуб Port, тернопольский фестиваль Гамселить, днепровский клуб Модуль и вечеринки команды Textura во Львове. Однако эпицентром событий все‑таки остается столица.

Причем к популярному сравнению Киева с европейской столицей техно Берлином создатели Closer, Rhythm Büro и Схемы относятся скептически: по словам Лепшеева, в пятницу и субботу в Киеве происходит не больше вечеринок, чем в Берлине в понедельник или вторник.

“В Берлине клубная деятельность — это целая индустрия с большой историей, один из столпов экономики,— объясняет Логданиди, которая сама не единожды выступала в Европе.— А у нас клубная жизнь не пропиталась деньгами. Она живая, дикая, взрощенная страстью настоящих фанатов, и эта первородность — наше главное преимущество”.

Киевские рейвы отличаются от европейских тем, что здесь меньше болтают на танцполе и больше танцуют, а атмосфера действительно теплее и чище — Берлин если и был таким, то в далеких нулевых, сравнивает Масда.

“Вы не должны меняться, оставайтесь такими же свежими и искренними”,— советует японский диджей, который в августе собирается приехать в Киев в седьмой раз.


ЗОЛОТОЙ ЧЕЛОВЕК: На вечеринке британского лейбла Metalheadz в Киеве выступил его основатель — диджей, продюсер, музыкант и актер Клиффорд Джозеф Прайс, известный как Goldie
ЗОЛОТОЙ ЧЕЛОВЕК: На вечеринке британского лейбла Metalheadz в Киеве выступил его основатель — диджей, продюсер, музыкант и актер Клиффорд Джозеф Прайс, известный как Goldie


фото нью-йорк

НЬЮ-ЙОРК—КИЕВ—НЬЮ-ЙОРК: Джонатан Рон (слева) и Эрик Фанг прилетели в Украину на Остров из США и не пожалели — фестиваль оказался хорош даже по американским меркам

фото - праздник

ПРАЗДНИК КАЖДЫЙ ДЕНЬ: Вечеринки, начавшиеся в Closer субботней ночью, могут продолжаться и в воскресенье

фото обложка

ЯРКОЕ СОБЫТИЕ: В начале июля в Киеве выступили артисты британского лейбла Metalheadz — их привезли соорганизаторы популярных столичных вечеринок Rhythm Büro

Все материалы номера