Мнение. Неприкасаемые

Симптом хронической коррупции

Украинцам пора составлять черные списки тех, за кого не стоит голосовать на следующих выборах в парламент. В первую очередь включать туда тех, кому неприкосновенность позволила выйти сухим из воды
Хотите купить эту статью?

Украинцам пора составлять черные списки тех, за кого не стоит голосовать на следующих выборах в парламент. В первую очередь включать туда тех, кому неприкосновенность позволила выйти сухим из воды

      

    

Ирина Бекешкина,
социолог, директор фонда
Демократические инициативы
имени Илька Кучерива

      

Последняя рабочая неделя Верховной рады накануне летних каникул принесла немало удовольствия любителям ярких зрелищ. Какая там пенсионная или медицинская реформа, не до этого! Депутатов (аж шестерых из 222) пытались ради расследования сделать “прикосновенными”.

События разворачивались в духе захватывающих телесериалов: сначала регламентный комитет грудью встал на защиту “обиженных” — своих же не сдают. Затем, как в любом хорошем детективе, неожиданный поворот: как кролик из цилиндра фокусника, появилось видео с главным злодеем и замаскированным агентом. И смотрела этот фильм вся компьютеризированная страна (непродвинутым бабушкам показывали внуки). Всем все стало ясно. В развязке своего пришлось все же принести в жертву эмоциям зрителей.

Однако новый день — новая серия. Рада в осаде, откуда‑то доносится запах жженых шин. В зале напряжение: с одной стороны, народ хочет депутатской прикосновенности, с другой — тревожная мысль о том, что “сегодня ты, а завтра — я”.

В результате: парламент вроде и удовлетворил желание зрителей, разрешив правоохранительным органам “прикоснуться” к четырем из шести депутатов, но при этом продлил фильм на неизвестное количество серий, которые, возможно, надоест смотреть. И действительно, что там сейчас с “прикосновенными бриллиантовыми прокурорами”? Что с Насировым? А с Фирташем? С Онищенко? И вообще — НАБУ говорит, что сейчас расследуются 400 дел на сумму 84 млрд грн. А результат? Что отвечать тетушкам на нашем базаре на Воскресенке, которые после приветствия сразу спрашивают: “Ну и кого посадили?” Раньше с интересом, теперь язвительно. Любой сериал должен заканчиваться, но наш, украинский, кажется бесконечным.

Хотя то, что выглядит как кино, на самом деле — проявление серьезной болезни, хронической и давно диагностированной. Речь о коррупции — раковой опухоли, разъедающей общественный организм.

Казалось бы, лучший способ излечиться от запущенной и опасной хвори — хирургическим путем вырезать больные участки. Причем это просто сделать: снять с депутатов неприкосновенность и дать возможность соответствующим органам работать в полную силу — анализировать декларации народных избранников и расследовать, кто все эти филантропы, одалживающие им безумные суммы. Откуда вообще эти деньги? Уплачены ли налоги с наличных, законсервированных в банках (тех, что стеклянные)? Кому по доброте душевной раздавались гектары городских зеленых зон? Вопросов много.

Что с Насировым?
А с Фирташем?
С Онищенко?

 То есть все, что нужно,&mda

Чтобы прочесть материал полностью,

Все материалы номера