Идеи. Глобальный кризис

Неожиданный финал

Мир переживает небывалый упадок прогрессивных идей западного либерализма

Мир переживает небывалый упадок прогрессивных идей западного либерализма, и все идет к тому, что статус гаранта мировой стабильности из рук Америки выхватит Китай

 

Ирина Илюшина

   

  

Edward Luce. The Retreat of Western Liberalism, 2017

 

 

Западная либеральная демократия еще не умерла, но она намного ближе к краху, чем хотелось бы,— пишет в своей книге Эдвард Льюс, писатель и обозреватель The Financial Times.— Сейчас она стоит перед наиболее серьезной со времен Второй мировой войны проблемой. Причем на этот раз мы столкнулись с тем, что враг угрожает нам изнутри: у нас в стране и за рубежом лучшие либеральные традиции Америки подвергаются нападению со стороны нашего собственного президента. Мы поставили поджигателей во главе пожарной бригады”.

При этом автор не считает Дональда Трампа или националистов популистского толка в Европе причиной нынешнего кризиса демократического либерализма. Они — скорее симптомы. Он также не видит в победе Трампа “несчастный случай, вызванный последним вздохом вымирающего белого большинства Америки с помощью Путина”, и не считает, что скоро будет возобновлен нормальный политический процесс.

Уже никогда не будет как раньше, утверждает Льюс в книге Отступление западного либерализма, ставшей бестселлером в своей категории на сайте Amazon. Победа Трампа и подъем радикальных движений — лишь часть более серьезных тенденций на мировой арене, включая неудачу двух десятков демократий с начала нового тысячелетия, в том числе трех в Европе — в России, Турции и Венгрии.

К симптомам упадка либерализма также можно отнести растущее давление на средний класс Запада, которое усиливают националисты и популисты. Эти изменения, в свою очередь, представляют собой отказ от наивных представлений, появившихся после падения Берлинской стены, о том, что либеральная демократия неизбежно победит на планете.

Как утверждает Льюс, самый сильный "клей", удерживающий либеральные демократии,— это экономический рост, и когда он замедляется или прекращается, все меняется в худшую сторону.

Льюс ссылается на недавнее исследование, согласно которому теперь среднестатистический американец должен отработать в два раза больше часов в месяц, чтобы оплатить аренду в одном из крупных городов США, по сравнению с 1950 годом. Расходы на здравоохранение и высшее образование увеличились еще больше.

Ностальгия по прошлому заменяет надежду, американская мечта о постоянном совершенствовании и светлом будущем для детей отступает.

По прогнозам Льюса, экономическая повестка Трампа (в отличие от его риторики) будет усугублять экономические факторы, позволившие ему победить на выборах. А усилия Америки по экспорту своих идеалов уже испытали две серьезные неудачи в XXI веке: решение Джорджа Буша о вторжении в Ирак в 2003 году и финансовый кризис 2008 года. Последний Льюс считает не глобальной рецессией, а атлантической — в 2009 году экономика Китая выросла почти на 10 %, а Индии — почти на 8 %, что вызвало сомнения в успешности западной модели экономики.

На США как посла демократии сейчас мало надежды, считает Льюс, поскольку Трамп с его пренебрежительным отношением к НАТО и давним союзникам, а также его реверансами в сторону автократических лидеров — Владимира Путина и Реджепа Эрдогана — только усугубляет проблему. Так стабильность планеты может оказаться в руках Си Цзиньпина. Хотя более вероятен другой сценарий: хаос, а не Китай займет место Америки.

Впрочем, вывод Льюса не лишен надежды. “Ничто не является неизбежным. Некоторые проблемы мы в силах разрешить”,— пишет он.

  

Adam Alter. Irresistible: The Rise of Addictive Technology and the Business of Keeping Us Hooked, 2017

  

На техноигле

Почему от гаджет-зависимости надо избавляться, а главное — каким образом
 

Добро пожаловать в эпоху поведенческой зависимости, пишет психолог Адам Альтер в своей книге-бестселлере Непреодолимое: Рост аддиктивных технологий и бизнес по поддержанию нас на крючке.

Мы зацикливаемся на электронной переписке, Instagram и Facebook, запоями смотрим сериалы на YouTube и тратим кучу времени на смартфоны. Это и есть новая — технологическая — зависимость. По определению Альтера, она состоит в том, что мы зацикливаемся на чем‑то, что в краткосрочной перспективе приносит нам удовольствие, но подрывает благополучие в долгосрочной перспективе.

Люди легко “заглатывают” крючок зависимости: на сканнере мозг человека перед игровым автоматом выглядит так же, как у героинового наркомана под кайфом. Причем до тех пор, пока то, что мы делаем, приносит нам удовольствие, наше тело нажимает “правильные” кнопки, а мозг освобождает большие дозы дофамина. Этот гормон позволяет нам чувствовать себя прекрасно в краткосрочной перспективе, а в долгосрочной вырабатывает привычку, и когда прежняя доза дофамина уже не “греет”, требует еще и еще.

При этом технологические компании тратят неимоверные усилия для создания продуктов, способных вызвать новую порцию дофамина.

В то же время покойный Стив Джобс признавался, что его дети не использовали iPad. Да и сегодня немало титанов Кремниевой долины не позволяют своим детям даже приблизиться к таким устройствам.

Распутывая клубок поведенческой зависимости, Альтер советует найти “бреши” — это когда вместо общения с членами семьи мы начинаем проверять электронную почту.

Автор рекомендует заменить такие привычки чем‑то радикально иным, не связанным с технологиями и полезным. А затем сделать так, чтобы даже необходимость вернуться к этой привычке не возникла: например, взять за правило не отвечать на электронную почту после шести вечера.

Автор советует найти время для пребывания в естественной среде, научиться вести долгие разговоры в комнате с выключенным телевизором. “Открою тайну: вы не обязаны постоянно смотреть на экраны”,— пишет Альтер.

  

Tim Shipman. All Out War: The Full Story of How Brexit Sank Britain’s Political Class, 2017

 

Вся королевская рать

Брекзит уничтожил британскую элиту, считает политический редактор The Sunday Times
  

“Британцы и Брекзит — это кот перед закрытой дверью: сначала он мяукает, чтобы его выпустили, а когда дверь откроют, оказывается, он уже никуда идти не хочет”,— подобными шутками пестрел интернет после того, как оказалось, что на самом деле жители Туманного Альбиона не так уж сильно хотят уходить из Евросоюза.

А все потому, отмечает Тим Шипман, редактор газеты The Sunday Times, что организовавшие референдум политики, ратовавшие за “развод” с Евросоюзом, не задали себе вопрос из перечня обязательных. Он формулируется так: насколько вы готовы к победе?

Шипман написал политическую историю Брекзита, которая читается как триллер, и объясняет, что произошло на самом деле. Его книга Тотальная война: Подробная история о том, как Брекзит утопил британский политический класс номинирована на The Orwell Prize, престижную британскую награду в жанре политической публицистики.

Великобритания, по мнению автора, стоит на пороге катастрофы, и помощи ждать неоткуда: США, где президентствует Дональд Трамп, могут только ухудшить ситуацию.

Британским политикам не удалось противостоять росту евроскептицизма — наоборот, они использовали недовольство миллионов британцев и направляли его на ЕС, утверждая, что именно он стал причиной их несчастий.

Причем экс-премьер Дэвид Кэмерон решил, что единственный способ удержать свою партию у власти и вылепить из нее впечатляющий “кулак” — референдум со всеми его политическими и экономическими рисками, в которые не в последнюю очередь входила его собственная карьера.

Министр финансов его кабинета Джордж Осборн был против. Референдум, считал Осборн, расколет партию и приведет к экономическим проблемам. Но министр не решился мешать Кэмерону и сейчас платит высокую цену за это.

Стремление ставить личные и партийные интересы выше государственных соблазнило также Майкла Гоува, а затем и Бориса Джонсона присоединиться к Брекзиту.

“Евроскептицизм сгноил партию тори изнутри”,— пишет Шипман. Сегодня, по его мнению, в Соединенном Королевстве наблюдается кризис элит, выхода из которого нет. 

   

Brian Merchant. The One Device: The Secret History of the iPhone, 2017

 

Телефонное право

Американский бестселлер развенчивает мифы, которые распространяют о своем продукте создатели iPhone, и создает новые
  

Компания Apple с момента запуска iPhone в 2007 году продала миллиард смартфонов по всему миру — в два раза больше, чем число книг о Гарри Поттере, проданных Джоан Роулинг, и более чем в 20 раз больше продаж Toyota Corolla, бестселлера в мире машин.

Что же в действительности стоит за iPhone, эра которого оказала масштабное влияние на нашу цивилизацию, пишет американский журналист Брайан Мерчант в своем бестселлере  Единственный девайс: Тайная история iPhone.

Автор развенчивает многие мифы команды Apple. Главный из них состоит в том, что iPhone был изобретен Стивом Джобсом. Фактически это не так: iPhone — не прорывное изобретение, а симбиоз чужих технологических находок.

Литиевые батареи, питающие iPhone, разработаны учеными из корпорации Exxon. Систему мультитач, которую использует Apple, создал Уэйн Вестерман, блестящий инженер, причем для самого себя — чтобы облегчить синдром кистевого тоннеля, возникшего от работы с клавиатурой.

Стекло Gorilla, используемое для экрана, разработано инженерами в Corning Glass в начале 60‑х. Они не могли придумать, где его использовать,— пока не позвонил Джобс.

Чем дальше автор книги удаляется от США, тем менее радужной выглядит легенда iPhone. Мерчант лично посетил одну из шахт в Боливии, где семилетние дети глубоко под землей примитивными инструментами добывают олово для припоя в производстве смартфона.

Мерчанту, по его словам, удалось стать первым западным журналистом, который без сопровождения прошелся вокруг огромного завода Foxconn в Китае, где собирают продукцию Apple. Это место — эпицентр технологических скандалов в связи с постоянной утечкой информации о новых моделях. Его сотни тысяч рабочих трудятся за копейки и живут в общежитиях.

Именно в Китае автор заплатил рыночному iPhone-ремонтнику $ 50, чтобы тот достал ему поддельный iPhone, собранный из различных частей, купленных на черном рынке. И вскоре тот принес ему смартфон, который не отличить от настоящего.

 

Все материалы номера