Мнение. Торжество маркетинга

Идеальная попса

Седьмой сезон культового сериала  Игра престолов многие ждали не меньше, чем второе пришествие. В чем суть феномена?
Хотите купить эту статью?

Седьмой сезон культового сериала  Игра престолов многие ждали не меньше,  чем второе пришествие. В чем суть феномена?

   

   

Алексей Бондарев,
руководитель отдела Техно (НВ)

   

Истерия вокруг Игры престолов напоминает мне времена детства. Нет, не потому что начало 1990‑х характеризовалось такой же масштабной разрухой, как и в Вестеросе после начала войны между Старками и Ланнистерами.

Просто в первые годы после развала СССР телеэкраны заполонили мыльные оперы заокеанского происхождения. Народ смотрел их с таким энтузиазмом, что в часы показа улицы украинских городов и сел буквально вымирали. У моих дальних родственников во дворе как‑то сгорел целый сарай. И заметили это лишь после того, как закончилась очередная серия.

Вечером того дня, когда в сети появляется дубляж очередной серии Игры престолов, в Киеве можно пройти голышом от Святошино до Левобережной. Увидят вас только те, кто Игру престолов не смотрит. А таких настолько мало, что их можно считать статистической погрешностью.

Если же серьезно, то о неимоверной популярности сериала лучше всяких цифр свидетельствует тот факт, что всю последнюю неделю перед началом 7‑го сезона Игры престолов просторы украинского Фейсбука были заполнены постами тех, кто “Престолы эти ваши не смотрел и не собирается”. Лучшего способа выделиться из толпы и заявить о своей “индивидуальности” еще не придумали.

Итак, Игра престолов — не просто очередной сериал, а культурный феномен.

Почему? Да потому что Игра престолов — это идеальная попса.

Сюжет весьма ветвист и запутан, а количество действующих лиц велико и способно удовлетворить самые разные интересы. Элементы фэнтези присутствуют в избытке, но в то же время ими не перегружают зрителя. Игра престолов — сериал, в котором есть драконы и армия зомби, но в целом это история о людях.

Писатель Джордж Мартин, а вслед за ним и сценаристы отлично усвоили урок популярного некогда сериала 24 с Кифером Сазерлендом — ничто так не бодрит зрителя, как неожиданное убийство одного из ключевых персонажей посередине сезона.

Сильной стороной Игры престолов является и наличие нескольких плоскостей истории.

Интеллектуалы с удовольствием рассуждают об интерпретации Мартином средневекового периода Европы. Любители фантастики увлечены гипотезами о том, как Бран Старк путешествует во времени. Любители детективов гадают, чей все‑таки сын Джон Сноу. А зрители попроще наслаждаются полным насилия и мрачных страстей миром Вестероса, просто следя за развитием сюжета.

Чем же закончатся брутальные разборки в мире, где женские характеры сильнее драконов?

Список можно продолжать долго, но я сразу перейду к другому ключевому фактору. Это — тонкая работа с женской аудиторией.

Создатели сериала понимают, чт

Чтобы прочесть материал полностью,

Все материалы номера