Стиль. Мужское мнение 

Финансы и романсы

Тимур Хромаев — о том, во что бы он инвестировал в Украине

Тимур Хромаев, глава Нацкомиссии по ценным бумагам и фондовому рынку,— о том, во что бы он инвестировал в Украине и как расслабляется после работы

 

Анна Хаецкая

 

 

Тимур Хромаев, глава Национальной комиссии по ценным бумагам и фондовому рынку, замечателен тремя вещами: у него репутация одного из лучших финансистов страны, он женат на телезвезде Маше Ефросининой, и, наконец, он человек с отменным чувством стиля. А при ближайшем знакомстве с Хромаевым выяснилось, что он к тому же не по‑киевски пунктуален. За неделю договорившись с НВ Style об интервью и съемке, он пришел на встречу минута в минуту, несмотря на заторы.

 

— После первого опыта работы на госслужбе вы десять лет занимались инвестиционным бизнесом. Затем вернулись на госслужбу. Не пожалели об этом?

— Не пожалел, потому что для меня любой опыт бесценен. Я понимал, куда я иду и что меня там ждет. Если для многих, кто впервые шел на госслужбу в то время, картина была неясной, то для меня — наоборот. Я целенаправленно или как минимум осознанно сделал этот выбор.

— Вам хорошо известен инвестиционный рынок, до 2013 вы были учредителем инвестиционной компании АРТА. Во что бы вы лично вложились сегодня, когда страна делает довольно слабые попытки экономического роста?

— Сейчас я инвестирую все свое время в реформу финансового сектора и, в частности, в устойчивое развитие рынков капитала у нас в стране. Считаю это самой лучшей инвестицией сейчас.

Лучшее время для финансовых инвестиций у нас еще впереди. Оно наступит по мере реформирования украинской экономики и изменений в обществе.

Лучшее время для финансовых инвестиций у нас еще впереди. Оно наступит по мере реформирования украинской экономики и изменений в обществе

— Какие сейчас у вас приоритеты?

— Изменить законодательное поле и систему отношений. Мне кажется, что нам удалось объяснить всем, чего мы хотим: порядочности, честности и ответственности.

Компании должны с уважением относиться к своим клиентам и не воспринимать их, простите, как мясо. Поступать с ними, как с партнерами. Хотим в том числе уважения к регулятору, который выполняет задачу, которую ему поручило государство. Потому что наш рынок — это рынок человеческих услуг, а не какого‑то товара. Поэтому здесь так важно доверие и уверенность в завтрашнем дне.

— Сегодня многие говорят про отток молодых специалистов за рубеж, потому что у них нет возможностей реализоваться в Украине. Как с этим обстоят дела в финансовом секторе? Можно на этом рынке сделать карьеру?

— Нам нечем привлекать молодых. У нас ненормальные зарплаты. Мы сами третий год инвестируем свое время и ресурсы в то, чтобы все‑таки у этого рынка появилось будущее. А пока что этот рынок не привлекает молодых и талантливых. Наши зарплаты неконкурентоспособны.

Мы пока не создали тот рынок, который реально давал бы большую добавленную стоимость экономики и вознаграждение тем людям, которых мы могли бы привлечь. Очень много украинцев живут и работают в Лондоне, Нью-Йорке. Мы прекрасно знаем, что они следят за изменениями в своей родной стране. Многие проявили желание приехать, но им необходима стабильность. Они должны зарабатывать деньги и производить добавленную стоимость.

Реформы помогут нам поднять уровень доверия к финансовому сектору, чтобы в него поверили украинцы, чтобы талантливые востребованные специалисты возвращались в страну и находили здесь интересную работу. Очень жаль, когда родная страна не может дать тебе тех возможностей, которые есть за границей. Поэтому наша задача — провести изменения, дать толчок развитию рынка, сделать эти изменения необратимыми и уступить место другим. А самим двигаться дальше. Каждые пять лет нужно менять картину.

— Вы получаете от своей работы удовольствие?

— Пока это ощущение не пришло, так как результаты работы имеют существенный отлагательный эффект. Очень надеюсь, что в ближайшее время ситуация начнет меняться быстрее.

— Как вам хватает времени на все?

— На все времени у меня однозначно не хватает. Нужно расставлять приоритеты: что более важно на данный момент, а что — менее. И, конечно, важна концентрация на главных вопросах, не отвлекаться на мелочи. Только так можно добиться эффективного использования своего времени и ресурса.

— Если бы не финансовый сектор, чем бы вы хотели заниматься?

— Если речь идет не о бизнесе, то я бы хотел больше путешествовать со своей семьей, с детьми. Путешествия — это не просто перемена места или картинки. Погружаясь во что‑то новое, мы получаем новые силы, информацию, знания и желание создавать что‑то новое. Впечатления и переживания никогда не проходят бесследно.

Если же говорить о бизнесе, то, увы, у нас в стране финансовая деятельность больше похожа на содействие бизнесу в выживании — это работа с проблемными долгами, продажа проблемных активов, кризис-менеджмент и т. д. У нас в стране она не получила такого развития, как в Европе и других странах. Именно поэтому я инвестирую свое время в реформу финансового сектора. Я хочу, чтобы наш финансовый рынок был таким же, как в Европе. Хочется создавать устойчивые бизнесы, дополнительную стоимость.

— Сейчас все активно обсуждают биткойн. Даже появляются автоматы для покупки криптовалюты. Вы верите, что за ними будущее?

— Моя работа — не верить, а перепроверить, разбираться в сути. В среде финансистов говорят: “Если зажигаются звезды, значит, это кому-то нужно”. Мы видим в биткойне, как и в других криптовалютах, финансовые инструменты. Но нужно многое сделать для урегулирования взаимоотношений между участниками этого рынка. Данный вопрос нужно рассматривать в законодательном поле. В сентябре мы подали в Верховную раду новый законопроект, который как раз позволяет нам, как комиссии, классифицировать финансовые инструменты. Пока биткойн привлекает в основном “горячие головы”.

— Как вы соблюдаете баланс work-life? Есть время для себя, отдыха, семьи или работа 24 часа в сутки?

— Да нет, не 24. Это бизнес, как правило, отнимает львиную долю времени. На госслужбе все иначе устроено. Рабочий день имеет вполне определенные границы. Сейчас у меня больше свободного времени по вечерам и выходным. Я пытаюсь чаще бывать с семьей, заниматься спортом, больше читать. Но в силу статуса государственного служащего какие‑то вещи я теперь не могу делать или могу редко.

— Какие, например?

— Во-первых, не всегда могу сопровождать жену на светских мероприятиях. Поэтому чаще она ходит сама. Во-вторых, есть ограничения, связанные с отпуском: чтобы выехать за границу, мне нужно получить разрешение.

— Каким видом спорта вы увлекаетесь?

— Большим теннисом. Иногда бегаю. Стараюсь находить время для баскетбола. Получается редко, хотя я посвятил этому виду спорта много-много лет. Немного занимаюсь йогой.

Я бы хотел больше путешествовать со своей семьей. Путешествия — это не просто перемена места. Это новые силы, знания и желание что-то создавать

— Медитируете?

— Нет, йога для меня скорее растяжка, щадящая нагрузка на суставы. Я далеко не гуру, и моя растяжка многих разочарует. Спорт — это прежде всего для себя.

— Вы любите побыть наедине с собой?

— Конечно. Это тоже определенная разгрузка. Кстати, если вы заметили, из всего, что я перечислил, только баскетбол — командный вид спорта. Тот же теннис — индивидуальный. Хоть ты и играешь с партнером, но на самом деле ты один. Только твои собственные ошибки приводят к поражению. Конечно, при условии, что у тебя их больше, чем у соперника.

— Как вы планируете семейный отдых?

— Чаще всего моя жена занимается планированием или мы принимаем решение спонтанно по приглашению друзей. Они звонят и говорят: “Приезжайте туда‑то, мы будем там”. Конечно, спланировать отдых с детьми сложнее. Он у нас напоминает день сурка. Каждый день просыпаешься и делаешь одно и то же. Ноги сами ведут тебя в ресторан, из ресторана на пляж, с пляжа — поспать. И вот так проходит неделя, и ты думаешь: ого, кажется, мне нужна искра, чтобы включиться. Зато для детей это важно. Им нужно проводить время с родителями в комфортном для них графике. Это незаменимое общение, время немного подурачиться, потанцевать, почитать вместе книги.

— Вы танцуете?

— Ну да, посмотрите Инстаграм Маши [Ефросининой]: у нее там все танцуют — и я, и Саша [сын]. Только старшая дочь не любит попадать в кадр, возраст уже серьезный.

CV

 

Тимур Хромаев первое экономическое образование получил в 1997 году в Union College (штат Нью-Йорк, США). С 2008 по 2010 год продолжил обучение в Киевском национальном университете им. Шевченко, а позднее в Институте международных отношений на факультете международного права, получив степень магистра.

Начал карьеру в 1997 году в Управлении внешнего долга Министерства финансов Украины. Со временем возглавил Управление рынков капитала департамента государственного долга Минфина. В 2001 году был назначен заместителем председателя правления в ЗАО Коммерческий банк НРБ-Украина, а с 2002 года перешел на аналогичную позицию в ЗАО ТАС-Инвестбанк. В феврале 2003 года учредил инвестиционную компанию АРТА, которая со временем стала одним из лидеров украинского инвестиционного рынка. С 2013 года до назначения главой Национальной комиссии по ценным бумагам и фондовому рынку занимал должность исполнительного директора компании GASE Energy, Inc.

Пять вопросов Тимуру Хромаеву:
Пять вопросов Тимуру Хромаеву:

_______________________________________________________

Ваше наибольшее достижение?
Семья.

Ваш наибольший провал?
Для меня провалы — это уроки. Я их воспринимаю как уроки жизни, не зацикливаюсь и двигаюсь вперед. Какие‑то вещи могут казаться очень болезненными и неприятными, а со временем понимаешь, что на самом деле это был трамплин.

На чем вы передвигаетесь по городу?
На Range Rover.

Какая из прочитанных книг вас впечатлила?
Искусственный интеллект Ника Бострома. Это то, на чем сейчас зациклились Илон Маск и Владимир Путин, рассуждения об искусственном интеллекте: может ли он стать причиной следующей мировой войны. Суперинтеллект — это будущее, в котором компьютеры будут учить друг друга, а это уже абсолютно иная парадигма нашей жизни. Человек должен определиться — он будет субъектом или хозяином этого процесса. В какой‑то степени эти рассуждения открыли мне глаза на то, что происходит сейчас в сфере технологий. Очень рекомендую эту книгу.

Кому бы вы не подали руки?
Таких людей нет. Точнее, это не является показателем моего отношения к человеку. Я считаю, что демонстрировать таким образом свое отношение неправильно. Нужно быть более терпеливым, уметь слушать. Ну и, как говорят, нужно душить своих врагов в объятиях.