Мир. Модное тело

Большая красота

Fashion-индустрия, десятилетиями культивировавшая предельную худобу, заинтересовалась красотой здорового тела — вплоть до моделей размера XXXL

Толстушки мира теперь несут свое тело с гордо поднятой головой: fashion-индустрия, десятилетиями культивировавшая предельную худобу, заинтересовалась красотой здорового тела — вплоть до моделей размера XXL

 

Анна Павленко

 

 

Когда в июле 2017‑го на окруженный водой подиум недели пляжной моды в Майами ступила первая босоногая модель в купальнике Sports Illustrated Swimsuit, зал заметно оживился. Однако настоящий взрыв эмоций произошел, когда вслед за тремя стройными девушками на помосте одна за другой стали появляться пышнотелые манекенщицы.

Показ первой собственной коллекции от главного спортивного журнала США и Канады Sports Illustrated вызвал не меньший резонанс в мире моды, чем его пляжный выпуск полуторагодичной давности. Тогда издание, которое вот уже полвека посвящает девушкам в купальниках отдельный номер, впервые разместило на обложке одну из самых известных моделей плюс-сайз — 29‑летнюю американку Эшли Грэм.

При росте 175 см эта привлекательная брюнетка с пышными формами имеет вес 90 кг, а на бирках ее нарядов стоит цифра 14. Этот американский размер соответствует украинскому 52-му и международному XXХL. К слову, такой или даже больший размер, по данным исследования американской компании Plunkett Research, носят две трети жительниц США.

Грэм ярко выделяется на фоне моделей, которых привыкли видеть на подиуме посетители мировых дефиле. Средний вес таких девушек составляет около 55 кг, рост — не менее 170 см, а размер одежды — 40 (XS) либо 42 (S). Тогда как плюс-сайз моделями считаются женщины с размером от 48‑го (L) и больше.

Последних все чаще привлекают к показам и фотосессиям известные кутюрье и именитые fashion-издания. Теперь девушек с формами можно увидеть в рекламе модных брендов Calvin Klein и H&M, на показах коллекций Ralph Lauren, Michael Kors и Dolce&Gabbana, на страницах и обложках глянцевых изданий ELLE, Vogue и Cosmopolitan.

Одновременно мир моды постепенно отказывается от суперхудых моделей. Так, в начале сентября французские fashion-гиганты LVMH и Kering — владельцы модных брендов Christian Dior, Givenchy, Louis Vuitton и Gucci — объявили о прекращении сотрудничества с моделями, которые носят американский нулевой размер. Он соответствует украинскому 38‑му (XXS) и предполагает объем талии, как у семилетнего ребенка.

Теперь эталон стал больше на два размера и сделал шаг к реальности, говорит о меняющихся стандартах Маурицио Аскеро, fashion-менеджер и собственник компании по управлению и развитию международного ретейла Matelex Ltd.

“Тело будущего будет счастливым телом; чуть более крупным, но намного более счастливым”,— верит эксперт.

Округлости в моде

“У меня появился целлюлит, когда мне было 11 лет”,— признается в новом рекламном ролике американского производителя одежды Lane Bryant Эшли Грэм. Это уже вторая кампания бренда для продвижения линейки нижнего белья под девизом Я не ангел (#ImNoAngel), в которой участвует популярная модель плюс-сайз.

Грэм разделяет позицию бренда, который отстаивает разнообразие в моде и критически намекает на избирательность своего конкурента Victoria’s Secret с его идеальными моделями-ангелами. В свое время округлости не помешали американке стать успешной манекенщицей и дизайнером, и теперь она пропагандирует уверенность в себе независимо от размеров тела.

В качестве активистки движения Health at Every Size Грэм читает лекции о принятии своего тела в американских школах, а также участвует в популярных американских телешоу, обучая секретам профессии юных манекенщиц нестандартной комплекции.

Вклад пышнотелой модели в реформирование стандартов красоты уже заслужил общественное признание: в 2017‑м авторитетный журнал Time внес ее в список 100 самых влиятельных людей мира. А годом ранее американский журнал о моде Vogue назвал ее супермоделью—прорывом года.

“Мы взорвали индустрию моды, расширили определение красоты и изменили жизнь стольких людей, которые чувствовали себя неполноценными из‑за своего размера”,— прокомментировала Грэм свою номинацию в Vogue. По мнению модели, возможность быть услышанными обладательницы пышных форм получили во многом благодаря социальным медиа.

Действительно, с появлением Фейсбука и Инстаграма девушки самых разных комплекций стали выносить на общее обозрение свои фото с призывом к разнообразию форм и критикой культа худобы. Наиболее популярные аккаунты пышнотелых fashion-блогеров обзавелись многочисленной аудиторией и стали перерастать в журнальные колонки и сотрудничество с дизайнерами.

А после того как мировую популярность получили певица Бейонсе, актриса Ким Кардашьян и рэп-исполнительница Ники Минаж, многие девушки стали мечтать об округлых формах, подчеркивает Элоди Новински, исследователь истории моды, доцент центральноевропейского подразделения французской бизнес-школы Modspé Paris в Братиславе.

“Округлости нынче в моде, хотя еще в 90‑х они привели бы в ужас любую девушку, стремившуюся выглядеть так же плоско и по‑мальчишески, как топ-звезда того времени Кейт Мосс”,— добавляет эксперт.

После Парижской недели моды, которая прошла во французской столице в начале весны 2017‑го, мировые fashion-аналитики признали: сдвиг к реализму на подиуме становится все более заметным. Вместе с Эшли Грэм, которая дефилировала в нарядах Michael Kors, американские и европейские дизайнеры задействовали в показах других известных моделей плюс-сайз, среди которых Алессандра Гарсия-Лоридо, Кэндис Хаффин и Маркита Принг.

К пересмотру модельных стандартов участников индустрии толкают вполне рациональные мотивы. Так, по мнению Аскеро, LVMH и Kering отказываются от моделей с нулевым размером вовсе не из гуманных соображений. “Они увидели, что аудитория меняет свое отношение к скелетоподобным моделям, и решили стать первыми, кто укажет путь и получит от этого имиджевые дивиденды”,— считает эксперт.

Глянцевые журналы утверждают, что публикация снимков плюс-сайз моделей обеспечивает им приток рекламодателей — ведь такие фото вызывают повышенный интерес читательниц. По данным недавнего исследования ученых Флоридского государственного университета, женщины обращают больше внимания на снимки девушек обычных и крупных пропорций, а не худышек.

Тогда как модные бренды за счет сотрудничества с моделями плюс-сайз наращивают собственные популярность и продажи. Так, бренд Lane Bryant после своей первой кампании #ImNoAngel в 2015 году заявил о 16 млрд реакций — комментариев, перепостов и лайков в соцсетях, которые набрал видеоролик с моделями плюс-сайз. А по итогам двух кампаний — #ImNoAngel и #PlusIsEqual — американский производитель констатировал 6‑процентный рост продаж.

Эксперты рынка констатируют: дело тут не в том, что полных людей становится больше, а в том, что теперь им нравится чаще менять наряды. Так, с 2013 по 2016 год продажи женской одежды в категории плюс-сайз в США выросли на 14%, тогда как рынок одежды в целом прибавил всего 7%.

Теперь дизайнеры и ретейлеры принялись расширять модельный ряд для размеров с приставкой X. В итоге выручка за женские наряды больше 50‑го размера (XXL) в 2016 году достигла $ 21,3 млрд при общем объеме американского рынка одежды $ 200 млрд.

Больше жизни

Зачинателем моды на экстремальную худобу считается британская манекенщица Кейт Мосс. После того как в начале 90‑х худая от природы девушка появилась на промоснимках американского модного бренда Calvin Klein, на смену идеалу женственных Синди Кроуфорд и Клаудии Шиффер пришел эталон женщины-подростка. Ведущие бренды стали все чаще нанимать ультрахудых моделей, а юные покорительницы подиумов принялись изнурять себя диетами, чтобы соответствовать запросам рынка.

“Стремясь очаровать клиентов, модная индустрия создает виртуальный мир из часто нелепых образов”,— рассуждает о телесных идеалах в модном бизнесе Аскеро. При этом мир моды и развлечений традиционно оказывает сильное влияние на восприятие женщинами своего тела, дополняет его Новински.

По мнению специалистов, завоевание подиумов и страниц глянцевых изданий чрезвычайно худыми моделями создало социокультурное давление на женскую аудиторию.

Для некоторых следование культу худобы обернулось пищевыми расстройствами: от них сегодня страдают миллионы женщин по всему миру, в том числе 10% американок и 4% австралиек. Особо уязвимыми остаются модели, готовые заплатить любую цену за успешную карьеру, и мнительные подростки.

В борьбу с распространением анорексии и булимии в разных странах вступают многочисленные общественные организации и активисты, которым подчас удается достучаться и до национальных правительств. Например, в Израиле тель-авивский фотограф и модельный агент Ади Баркан возглавил движение противников культа худобы и лоббировал принятие так называемых законов о Photoshop.

В итоге вот уже четыре года местные издатели обязаны посвящать не менее 7% площади ретушированных снимков пометке об их Photoshop-обработке. Уже с октября 2017‑го подобная норма вступит в силу и во Франции.

Впрочем, по мнению Новински, ретушированные снимки всегда останутся частью модной индустрии. “Блогеры и звезды продолжат публиковать измененные картинки, потому что здесь по‑прежнему идет речь о фантазии и вдохновляющем контенте”,— убеждена она.

Тем временем все больше стран демонстрируют прогресс в заботе о здоровье моделей. Так, во Франции с мая этого года действует закон, который запрещает нанимать на работу болезненно худых девушек и обязывает их предоставлять работодателю справку от врача с указанием индекса массы тела. За нарушение этого закона модным домам грозит штраф до € 75 тыс., а их руководителям — лишение свободы на срок до шести месяцев.

Ранее похожие меры уже предприняли Италия и Испания. После того как в августе 2006‑го прямо во время показа от последствий анорексии скончалась 22‑летняя уругвайская модель Луисель Рамос, ассоциация испанских дизайнеров запретила моделям нулевого размера участвовать в показах Недели моды в Мадриде. В итоге на подиумы не вышли около трети манекенщиц.

В ноябре того же года мир потрясла новая смерть: жертвой пищевого расстройства стала 20‑летняя бразильская модель Анна Каролина Рестон. Тогда примеру испанцев последовали и в Италии: на показах в Милане отказались от манекенщиц с индексом массы тела до 18 (при рекомендованном экспертами здравоохранения ООН от 18,5 до 25). Сотрудничество с излишне худыми моделями прекратили и ведущие модные бренды с итальянской пропиской: Prada, Versace и Armani.

Все эти изменения, как и недавнее решение двух французских fashion-гигантов, вызывают оптимизм у представителей модной индустрии. По словам Аскеро, LVMH и Kering — лидеры сегмента роскоши и задают тренд для будущей моды.

“Я уверен, что все остальные последуют их примеру, и мы наконец перестанем видеть анорексичных девушек, которые ходят по подиумам, словно зомби”,— прогнозирует он.

фото1

ВИДНЫЕ ФИГУРЫ: Плюс-сайз модели Эшли Грэм (вторая слева) и Джордан Вудс (крайняя справа) приветствуют публику на одном из показов Недели моды в Нью-Йорке

фото2

НОВЫЙ ФОРМАТ: Дефиле моделей самых разных комплекций на июльской неделе пляжной моды в Майами вызвало острую дискуссию о стандартах модельной внешности