Неделя. Вопрос

Стоит ли реинтегрировать Донбасс?

НВ расспросил соотечественников

НВ расспросил соотечественников, нужно ли, по их мнению, Украине возвращать сейчас временно оккупированные территории

  

   

Донбасс реинтегрировать стоит. Но также можно реинтегрировать Аляску. Или Крым. Или Босфор с Дарданеллами.

Пока мы не контролируем Донбасс, мы ничего реинтегрировать не сможем. А в ближайшее время мы ничего контролировать не будем. И наши законы ничего тут не изменят, лишь усилив переговорную позицию и позволив сохранить санкции против России.

Сергей Фурса,
специалист отдела продаж долговых ценных бумаг Dragon Capital

  

Пока у власти [на оккупированном Донбассе] стоят те, кто захватил ее в 2014 году, и пока путинская Россия помогает им оружием и “отпускниками”, реинтеграция Донбасса — это праздный вопрос.

Идет ежедневная пропагандистская обработка населения оккупированных районов Донбасса. Три года людям внушали, что Украина — исчадие ада, что правит там хунта, а украинские патриоты — нацисты, убийцы и мародеры. И хотя с каждым днем население убеждается, что не так уж сладки путинские пряники, но даже за вкус этих “подарков” ответственность возлагают на нас.

Любим ли мы приглашать в гости тех, кто нас ненавидит? Захотим ли мы дать им возможность участвовать в наших делах, разрабатывать правила для нас, контролировать нашу экономику?

Это — риторические вопросы. Нужно хотя бы пытаться разъяснять людям, что мы враждуем не с ними, а с самозванцами-оккупантами и российскими наемниками. Это займет годы. Может быть, десятилетия.

Борис Херсонский,
поэт, психиатр

   

Первым делом нужно, чтобы там стала понятна вся ситуация — как военная, так и настроения населения в целом. И только потом можно приступать к каким‑то конкретным шагам.

А пока могут быть заявления, планы, но для действий, мне кажется, сейчас не время. Оно наступит, когда будут сделаны хоть какие‑то практические шаги — например, ознакомят все население с этими планами. Более того, в оккупированном Донбассе не должно быть [российских] войск и не должно быть войны.

Анатолий Криволап,
художник

 

Все складывается так, что наиболее естественным путем развития ситуации будет замораживание проблемы на некоторое время. Но при этом важно не закрывать глаза на наличие проблемы.

Если уж и говорить о реинтеграции Донбасса, то первым делом следовало бы добиться невмешательства России во все это. Понятно, что сейчас это кажется маловероятным и даже невозможным. Но, думаю, когда наступит такая договоренность или момент, когда вмешательство для России будет малоинтересным, вот тогда и придет время об этом говорить.

На сегодняшний день, как мне кажется, еще не прозвучала та форма или формула, которая станет приемлемой для всех. Не исключаю, что это будет что‑то новое, какой‑то особый подход к этой территории. При этом не в привычном для нас сейчас смысле — особый статус, а действительно новая форма сосуществования с той частью страны.

Тарас Прохасько,
писатель

 

Вопрос стоит или нет — даже не стоит! Вопрос: на каких условиях и при каких обстоятельствах?

Игорь Лиски,
глава совета директоров компании
Эффективные инвестиции, соучредитель
Украинского института будущего

  

Когда все это [оккупация Донбасса] закончится, развитием региона нужно будет заниматься с чистого листа. И тут вопрос не совсем или не столько денег, сколько продуманной и четкой программы действий. Вплоть до того, что такой план должен быть разработан на реальной конкурсной основе. Такой себе план Маршала.

Василий Микулин,
бизнесмен, ресторатор, пивовар (бар-пивоварня Lisopylka,
Varvar Bar, пивной ресторан Syndicate Beer & Grill)

   

Слабо понимаю, что вкладывает власть в понятие реинтеграции Донбасса. Законы, принятые на прошлой неделе Верховной радой, не дают понимания государственной политики в этом вопросе.

Если речь идет о замораживании конфликта и создании в отдельных районах Донетчины и Луганщины чего‑то вроде Приднестровья, только под контролем ООН, — такую реинтеграцию вряд ли можно считать восстановлением территориальной целостности Украины. Не представляю, как такой сценарий можно “продать” людям, которые воевали. Или жителям оккупированного региона, которые потеряли все.

Украина нуждается в такой реинтеграции, которая будет означать возвращение оккупированных территорий. Выбор государством других сценариев оставляет большой вопрос: зачем тогда было жертвовать тысячами человеческих жизней и судеб в войне?

Не уверена, что дешевые пропагандистские уловки вроде “иначе Путин нападет” или “могло быть еще хуже” удовлетворят общество в полной мере.

Татьяна Даниленко,
телеведущая, журналист телеканала ZIK

  

Безусловно, стоит. Но на сегодняшний день мы не можем говорить о реинтеграции, поскольку не имеем четкого и понятного механизма, каким образом мы будем возвращать Донбасс.

Это могут быть разные варианты. Условно: Россия вдруг идет на все уступки, выводит оттуда военных, убирает боевиков, оставляет простых сепаратистов, у которых нет крови на руках. И потом наши западные партнеры обращаются к нам: мол, теперь ваша очередь — политическая часть Минских договоренностей. Выполнять обязательства нужно, какой бы крик ни стоял в парламенте. Так или иначе придется идти на реинтеграцию Донбасса, выполняя Минские соглашения в полном объеме. Для украинской власти это будет политически болезненным процессом.

Другой вариант, если у России возникнут собственные проблемы, ей будет не до Донбасса, и она уберется оттуда. Украинская армия сможет туда нормально войти, полностью взять территорию под свой контроль, и тогда ни о каких минских договоренностях уже речи не идет. Мы ведь фактически взяли Донбасс военной силой, понимая, что теперь это война не с Россией, а борьба против остатков бандформирований. Сейчас же начинать войну за Донбасс означает воевать с российской армией и государством.

Те, кто считает, что этих людей никогда не удастся реинтегрировать, пусть вспомнят ситуацию со Славянском и Краматорском, когда украинская армия буквально за несколько месяцев освободила эти города от сепаратистов. И теперь там абсолютно нормальная, более или менее спокойная украинская жизнь. Хотя для Донецка и Луганска процесс реинтеграции будет сложнее Славянска и Краматорска, но не катастрофическим.

Тарас Черновол,
политик

   

Странно, что спустя три года после начала войны в обществе есть люди, которые считают, что Украине не нужен Донбасс. Приведу три рациональных аргумента за реинтеграцию.

Во-первых, если не реинтегрировать Донбасс политическим путем, то война будет длиться еще много лет, убивая наших сограждан и не давая развиваться всей стране.

Во-вторых, Донбасс — это часть Украины, очень важная для экономики. Если отказаться от неподконтрольных территорий, то и подконтрольные части будут стагнировать, создавая напряженность. Пострадают и соседние регионы, которые тесно связаны с Донбассом.

В-третьих, общество поддерживает необходимость возврата Донбасса путем политического диалога. 92 % украинцев, согласно опросу IRI, считают, что отказываться от Донбасса нельзя.

Энрике Менендес,
соучредитель гуманитарной организации
Ответственные граждане, блогер