Неделя. Вопрос

Стоит ли реинтегрировать Донбасс?

НВ расспросил соотечественников
Хотите купить эту статью?

НВ расспросил соотечественников, нужно ли, по их мнению, Украине возвращать сейчас временно оккупированные территории

  

   

Донбасс реинтегрировать стоит. Но также можно реинтегрировать Аляску. Или Крым. Или Босфор с Дарданеллами.

Пока мы не контролируем Донбасс, мы ничего реинтегрировать не сможем. А в ближайшее время мы ничего контролировать не будем. И наши законы ничего тут не изменят, лишь усилив переговорную позицию и позволив сохранить санкции против России.

Сергей Фурса,
специалист отдела продаж долговых ценных бумаг Dragon Capital

  

Пока у власти [на оккупированном Донбассе] стоят те, кто захватил ее в 2014 году, и пока путинская Россия помогает им оружием и “отпускниками”, реинтеграция Донбасса — это праздный вопрос.

Идет ежедневная пропагандистская обработка населения оккупированных районов Донбасса. Три года людям внушали, что Украина — исчадие ада, что правит там хунта, а украинские патриоты — нацисты, убийцы и мародеры. И хотя с каждым днем население убеждается, что не так уж сладки путинские пряники, но даже за вкус этих “подарков” ответственность возлагают на нас.

Любим ли мы приглашать в гости тех, кто нас ненавидит? Захотим ли мы дать им возможность участвовать в наших делах, разрабатывать правила для нас, контролировать нашу экономику?

Это — риторические вопросы. Нужно хотя бы пытаться разъяснять людям, что мы враждуем не с ними, а с самозванцами-оккупантами и российскими наемниками. Это займет годы. Может быть, десятилетия.

Борис Херсонский,
поэт, психиатр

   

Первым делом нужно, чтобы там стала понятна вся ситуация — как военная, так и настроения населения в целом. И только потом можно приступать к каким‑то конкретным шагам.

А пока могут быть заявления, планы, но для действий, мне кажется, сейчас не время. Оно наступит, когда будут сделаны хоть какие‑то практические шаги — например, ознакомят все население с этими планами. Более того, в оккупированном Донбассе не должно быть [российских] войск и не должно быть войны.

Анатолий Криволап,
художник

 

Все складывается так, что наиболее естественным путем развития ситуации будет замораживание проблемы на некоторое время. Но при этом важно не закрывать глаза на наличие проблемы.

Если уж и говорить о реинтеграции Донбасса, то первым делом следовало бы добиться невмешательства России во все это. Понятно, что сейчас это кажется маловероятным и даже невозможным. Но, думаю, когда наступит такая договоренность или момент, когда вмешательство для России будет малоинтересным, вот тогда и придет время об этом говорить.

На сегодняшний день, как мне кажется, еще не прозвучала та форма или формула, которая станет приемлемой для всех. Не исключаю, что это будет что‑то новое, какой‑то особый подход к этой территории. При этом не в привычном для нас сейчас смысле — особый статус, а действительно новая форма сосуществования с той частью страны.

Тарас Прохасько,
писатель

 

Вопрос стоит или нет — даже не стоит! Вопрос: на каких условиях и при каких обстоятельствах?

Игорь Лиски,
глава совета директоров компании
Эффективные инвестиции, соучредитель
Украинского института будущего

  

Когда все это [оккупация Донбасса] закончится, развитием региона нужно будет заниматься с чистого листа. И тут вопрос не совсем или не столько денег, сколько продуманной и четкой программы действий. Вплоть до того, что такой план должен быть разработан на реальной конкурсной основе. Такой себе план Маршала.

Василий Микулин,
бизнесмен, ресторатор, пивовар (бар-пивоварня Lisopylka,
Varvar Bar, пивной ресторан Syndicate Beer & Grill)

   

Слабо понимаю, что вкладывает власть в понятие реинтеграции Донбасса. Законы, принятые на прошлой неделе Верховной радой, не дают понимания государственной политики в этом вопросе.

Если речь идет о замораживании конфликта и создании в отдельных районах Донетчины и Луганщины чего‑то вроде Приднестровья, только под контролем ООН, — такую реинтеграцию вряд ли можно считать восстановлением территориальной целостности Украины. Не представляю, как такой сценарий можно “продать” людям, которые воевали. Или жителям оккупированного региона, которые потеряли все.

Украина нуждается в такой реинтеграции, которая будет означать возвращение оккупированных территорий. Выбор государством других сценариев оставляет большой вопрос: зачем тогда было жертвовать тысячами человеческих жизней и судеб в войне?

Не уверена, что&nb

Чтобы прочесть материал полностью,