Бизнес. Расцвет агрорейдерства 

Полный отжим

Рейдеры в Украине под прикрытием полиции и чиновников Минюста развязали массовую охоту на аграриев

Рейдеры в Украине под прикрытием полиции и чиновников Минюста развязали массовую охоту на новую тучную “добычу” — аграриев. Неудивительно — этот рынок в числе немногих, где есть устойчивый подъем. К тому же земля вот-вот превратится в отличный актив с перспективой роста

 

Иван Верстюк

 

 

Николай Трибиненко, фермер с Кировоградщины, признается: “У меня автомат под подушкой лежит”. Оружие находится там с апреля этого года — с того самого времени, как у Трибиненко “отжали” его компанию Нива-2010, а сам владелец не смог спасти ее даже с помощью госорганов. Рейдеры стреляли по фермеру резиновыми пулями, подвозили “титушек”. И, в конце концов, оформили, хоть и только по документам, контроль над предприятием на себя — физически на ферму их не пустили соратники Трибиненко.

Эта история — лишь один из череды случаев, когда отечественные фермеры становятся жертвами недружественных поглощений.

О потенциале украинского аграрного сектора часто говорят украинские власти и аналитики. И к этим словам, похоже, все чаще прислушиваются не только инвесторы, но и рейдеры.

С начала года Антирейдерский союз предпринимателей (АРСП) зарегистрировал семь десятков случаев силовых захватов агропредприятий, и это вдвое больше, чем было за весь 2016‑й.

Официальные инстанции отмечают тот же тренд. В Минэкономики, например, подсчитали: рейдеры захватили за год до 3 тыс. га земли. А в Минюсте уверяют, что их антирейдерская комиссия в 2017‑м удовлетворила уже две сотни жалоб по поводу оспаривания прав собственности на участки.

Увидели ухудшение ситуации в этой сфере и в Офисе украинского бизнес-омбудсмена.

Именно земля — вернее, перспектива скорого принятия закона о введении ее в коммерческий оборот — обострила ситуацию. “Рейдеры заинтересовались сельским хозяйством в надежде роста цен на землю и подъеме аграрного рынка”,— уверен Андрей Семидидько, глава АРСП.

Чаще всего недружественные “поглощения” происходят в Центральной Украине, чуть меньше их на юге страны. Подобными данными располагает Ассоциация животноводов. “На сегодняшний день фермер не может защитить свой бизнес, свою собственность, свой урожай,— подчеркивает Ирина Паламар, председатель ассоциации.— Он может потерять все за считаные минуты”.

фото_ЗАЩИТНИК

ЗАЩИТНИК: Адвокату Василию Сметане, защищающему интересы компаний Богодуховское и Довира, пришлось нанять себе личную охрану

Игры под прикрытием

Нива-2010 — аграрная компания средних размеров, базирующаяся в селе Бережинка, которое расположено рядом с областным центром — Кропивницким.

Фирма выращивает пшеницу, подсолнечник, кукурузу, сою. Также здесь разводят свиней.

Все шло тихо-мирно, пока в апреле лицензированный Мин­юстом регистратор не зафиксировал изменение в ее структуре собственности. Основанием послужила дарственная Трибиненко, который якобы отказался от 65‑процентной доли в пользу белизского офшора Fortress For Anu Association LTD. Тот в свою очередь в считаные дни передал акции торговому дому Днипромет. Одновременно прошла процедура смены директора.

Трибиненко утверждает, что никакую дарственную он не писал. Впрочем, прокуратура Кировоградской области подтвердила аутентичность подписи на этом документе, хотя в Киевском институте судебных экспертиз пришли к выводу, что она поддельная.

Далее события развивались по нарастающей. Вначале сотрудники охранной фирмы Борисфен попытались захватить предприятие и требовали от селян пере­оформить земельные паи на нового собственника.

В ответ местные, многие из которых работают на Трибиненко или сдают ему в аренду землю, наняли для защиты добровольческий батальон Донбасс. Последний официально оказывает подобные услуги.

Однако на следующий день после появления в Бережинке добробатовцев туда же прибыли бойцы Национальной гвардии, которая подчиняется МВД. Сопровождали нацгвардейцев представители полиции.

В итоге в селе началась война — Нацгвардия и полиция против Донбасса и селян,— которая от настоящей отличалась лишь тем, что в качестве боеприпасов использовали резиновые пули. Несколько местных жителей получили ранения и травмы.

Полицией в Бережинке руководил Роман Пицкив, который в 2014‑м баллотировался в депутаты Верховной рады от партии Народный фронт (НФ). Причем именно представитель НФ Арсен Аваков возглавляет МВД.

“Полицию и Нацгвардию [в Бережинку] прислал личным приказом Аваков”,— делает вывод Семен Семенченко, народный депутат и основатель батальона Донбасс.

И Трибиненко кивает на НФ: мол, дело здесь не только в участии МВД, но и в том, что захвату содействовал Минюст, руководитель которого Павел Петренко также является народнофронтовцем.

А сын фермера, участвовавший в событиях, добавляет: координировал захват Юрий Береза, народный депутат из НФ.

НВ обратился к Березе с просьбой прокомментировать эти слова, но парламентарий проигнорировал запрос.

 


ПОПЫТКА К СПАСЕНИЮ: Николай Трибиненко (в центре), собственник агропредприятия Нива-2010, пытается с помощью публичности спасти свое дело от атак рейдеров

ПОПЫТКА К СПАСЕНИЮ: Николай Трибиненко (в центре), собственник агропредприятия Нива-2010, пытается с помощью публичности спасти свое дело от атак рейдеров


 

Сельские разборки показали телеканалы Euronews и Россия-24, в село приезжала комиссия ОБСЕ.

В итоге физически предприятие селяне отстояли. Но полностью вернуть себе его акции Трибиненко так и не смог, хотя жаловался во все инстанции — от Верховной рады до Минюста. Последнее ведомство через свою антирейдерскую комиссию возвратило бизнесмену лишь 35%. “Что я буду делать с ними, если они не дают право операционного контроля?” — сетует обманутый собственник.

В той же Кировоградской области в начале 2016‑го пострадала фирма Пивденна, владеющая 3 тыс. га, на которых она выращивает зерно. Туда пришли представители исполнительной службы в сопровождении “титушек”. И принесли решение Приморского райсуда Одессы — взыскать в пользу некой компании Новотект-Инфо, с которой у Пивденной не было ранее никаких общих дел, 22 млн грн за якобы поставленные горюче-смазочные материалы. В итоге всего за два дня агрессоры вывезли со складов “жертвы” продукции на 48 млн грн. Причем провернули эту операцию подготовленные люди, умеющие пользоваться элеваторным оборудованием, уточняет Илья Шарапа, начальник охраны Пивденной.

В этом деле также фигурировала полиция — ее представители подъехали на место событий и предупредили Шарапу, чтобы он со своими людьми не вмешивался. Иначе, мол, будет “силовой сценарий и задержания”.

Похожий случай произошел и в Черкасской области, где рейдеры захватили два предприятия — Богодуховское и Довира, принадлежавшие Сергею Зинченко. В сумме это 5,5 тыс. га земли, на которых выращивают зерновые.

В январе 2016‑го киевский нотариус Елена Заремба перерегистрировала смену собственника этих предприятий — им стал некий Сергей Лисовый, который тут же уступил свои имущественные права белизской компании Амтек Холдинг, а та в свою очередь передала их агрогруппе Деметра.

Деметра принадлежит Геннадию Сидоренко, который в Раде VI созыва был помощником нардепа Ивана Сидельника из Блока Юлии Тимошенко. “Новый собственник тут же начал выводить из компаний миллионы гривен кэша”,— рассказывает Василий Сметана, адвокат семьи Зинченко. По его словам, Деметра еще в 2015 году “отжала” предприятие Ярина в Полтавской области, а также получала землю от госкомпании Конярство Украины, коррупцию в которой сейчас расследует Генпрокуратура.

Вскоре владелец обоих атакованных компаний Сергей Зинченко погиб при загадочных обстоятельствах: от пули, выпущенной из его же карабина.

Затем Обуховский райсуд, а также апелляция и кассация постановили вернуть фирмы наследнице Зинченко. И Минюст выполнил необходимое для этого действие в реестре, но лишь в отношении Довиры.

“Над Богодуховским до сих пор не восстановлен контроль,— жалуется адвокат.— Мы просто не готовы к физическому противостоянию”.

Елена Сукманова, замминистра юстиции, в ответ на обвинения потерпевших, что ее ведомство часто действует на стороне рейдеров, заявила следующее: те, чьи жалобы не удовлетворила антирейдерская комиссия, пытаются опорочить Минюст, “не брезгуют грязными пиар-кампаниями”. А ведь именно министерство, мол, стараясь решить проблему недружественных поглощений, создало “антирейдерские аграрные штабы” с участием профильных ассоциаций.

Сам же Петренко ранее заявлял, что проблему перерегистраций нотариусом прав собственности должен решить антирейдерский закон. “Фактически мы убрали 90% механизмов рейдерского захвата, к тому же ввели уголовную ответственность”,— сказал он. Однако, по данным Офиса бизнес-омбудсмена, закон, принятый в ноябре 2016‑го, проблему не решил.

В МВД проигнорировали запрос НВ. Позицию министерства в вопросе аграрных войн на своей Фейсбук-странице озвучил сам Аваков. Он написал, что полиции разослана новая строгая инструкция о том, как реагировать на действия рейдеров. “Это наша новая жесткая линия! Есть еще желающие рейдерить, играть "титушиными" мускулами и оружием — присваивая себе право на насилие? Тогда мы идем к вам”,— написал министр.

“Рай” для инвесторов

От разгула аграрного рейдерства в Украине страдают даже иностранные инвесторы.

В Черновицкой области находится завод Дьолер, который занимается производством яблочного концентрата — из него впоследствии получают соки Sandora и Rich. Завод основал в 2005‑м немецкий гражданин Эдвард Киселиус, инвестировав в производство €13 млн.

Для развития бизнеса он нанял Андрея Кравченко, Олега Корнеева и Фреда Германа, которых ему посоветовали как людей, хорошо знающих украинский рынок. Чтобы мотивировать менеджеров, Киселиус уступил им суммарно 2% акций.

Но прибыли немец не дождался — топ-менеджеры говорили ему, что денег нет, хотя, по внутренним данным, завод ежегодно приносил €1 млн чистыми. Киселиус решил продать убыточный актив и нашел на него покупателя из Германии, согласившегося заплатить €8 млн. Однако троица миноритариев, имевших подконтрольное руководство, резко нарастили заводу искусственные долги. И довели его до ручки. А когда Дьолер сменил топ-менеджмент, стали требовать с немца €1 млн. Производство остановилось — с заводом никто не хочет сотрудничать, так как всех его контрагентов вызывают на допросы в прокуратуру Черновицкой области.

Не повезло с украинским менеджментом и голландцу Корнелиусу Хузинхе. Его Blue Oil Company производит соевую макуху и масло в Черкасской области.

В августе 2014‑го Хузинха назначил гендиректором предприятия украинца Александра Гончарука. После этого бизнес резко превратился из прибыльного в убыточный. Кроме того, у компании начал расти долг перед некой Ресурс Центр-М за услуги, которых та не оказывала, говорит теперешний директор Blue Oil Company Иван Ижко. Долг достиг 843 тыс. грн, и по решению суда Ресурс Центр-М попытался завладеть имуществом Blue Oil на сумму €1 млн.

“Мы потратили больше 2 млн грн на юристов и оформление документов,— жалуется Ижко.— А Гончарук вывел из оборотного капитала минимум 2 млн грн, и вы еще учтите недополученную прибыль за эти годы”. Сейчас дело зависло: его слушают сразу несколько судов разных инстанций. “Даже не знаю, как долго это еще будет продолжаться”,— говорит Ижко.

фото_ЛЕЖАТЬ И НЕ ДВИГАТЬСЯ

ЛЕЖАТЬ И НЕ ДВИГАТЬСЯ: В селе Бережинка, где рейдеры попытались отобрать у собственников агрокомпанию Нива-2010, полиция оказалась на стороне атакующих, положив защитников фермы буквально лицом в грунт

Земля тревоги

Паламар из Ассоциации животноводов считает: частично в нынешнем росте аграрного рейдерства виновата реформа дерегуляции. Сокращение количества документов, требуемых для переоформления собственности, облегчило задачу не только аграриям, но и рейдерам. “Анонсированная как помощь бизнесу, она обернулась серьезной проблемой для украинских предпринимателей”,— отмечает она.

Но все же ключевым катализатором, по мнению многих экспертов и участников рынка, стала близкая перспектива снятия моратория на продажу земель сельскохозяйственного назначения.

Данная реформа находится в осенней повестке Верховной рады. Ее принятия требует Международный валютный фонд, хотя и не привязывает к нему выделение очередного транша. Призвал парламент снять мораторий и президент Петр Порошенко во время своего ежегодного выступления в Раде.

Для фермеров подобный законодательный акт может стать линией, за которой их земля превратится в предмет постоянной борьбы, а агрорейдерство — в массовое явление. Опасаются этого не только бизнесмены средней руки, но даже титаны отрасли.

К примеру, Алексей Вадатурский, собственник одного из отечественных агрогигантов — компании Нибулон, еще весной 2017‑го в интервью НВ заявил, что нужно снимать мораторий цивилизованным путем. Иначе люди, которые работают на земле, могут быть обмануты.

“Сегодня очень много скрытых форм, когда право аренды перепродано на много лет вперед. Не единичны факты, когда у одного и того же участка есть несколько собственников,— пояснял он.— И не каждый владелец надела может быть уверен, что его землю никто не забрал”.

Если же открыть рынок в его нынешнем виде, начнутся междоусобные стычки за наделы. И никакие инвестиции не хлынут в страну потоком, когда вокруг земли начнутся масштабные проблемы. “У нас, в Николаеве, есть тому пример: в Первомайском районе каждый год делят землю,— рассказывал Вадатурский.— Это войны, настоящие войны”.

Чтобы избежать подобного в масштабах всей страны, бизнесмен предлагает установить на рынке четкие правила игры.

Семидидько из Антирейдерского союза предпринимателей ратует за ужесточение наказания для провинившихся регистраторов и нотариусов. И хочет, чтобы в стране появилась единая электронная база прав собственности.

В Офисе бизнес-омбудсмена согласны с таким подходом. Там также считают, что необходимо информационное взаимодействие между электронными реестрами, в которых указаны имущественные права.

А в Минюсте, по словам Сукмановой, решить проблему хотят, кроме прочего, с помощью закона о недопущении двойной регистрации договоров аренды. А еще в ведомстве работают над повышением профуровня регистраторов и проверяют их работу.

Но все эксперты требуют еще одного: безусловного верховенства права и реформы судебной системы.

В противном случае волна аграрного рейдерства смоет с украинского чернозема многих нынешних предпринимателей.