Страна. Рассекреченные архивы спецслужб

Страшная правда

С тех пор как три года назад открылись секретные архивы советских спецслужб, тысячи украинцев узнали о судьбах своих репрессированных родственников

Три года назад парламент открыл секретные архивы советских спецслужб. Из оказавшихся в свободном доступе документов тысячи обратившихся в эти хранилища украинцев узнали о судьбах своих расстрелянных или репрессированных родственников

Галина Корба

Давняя тема сталинских репрессий для 33‑летнего киевского предпринимателя Игоря Гошовского — это личное дело, актуальное до сих пор. После Второй мировой войны за связи с УПА от советского террора пострадали почти все его родственники, включая его бабушку Олимпиаду Белоус. В 1940‑х она была санитаркой и помогала лечить раненых повстанцев в одном из сел Ровенской области.

Когда в прошлом году Гошовский узнал, что в Украине открыли архивы советских спецслужб, он решил разыскать дело своей прямой родственницы. Нашел — и был поражен. “Это огромное количество страниц протоколов суда, допросов свидетелей, опись конфискованного имущества вплоть до трюмо, — рассказывает киевлянин. — Я нашел имена следователей и имена стукачей, которые ее сдали”. Он с удивлением выяснил: те, кто сыграл негативную роль в деле его “бабусі”, — это украинцы, ее односельчане. Именно они в 1945 году донесли на 17‑летнюю девушку-санитарку. “Я знаю их потомков”, — добавляет Гошовский.

Тогда, более 70 лет назад, доносы сломали жизнь Белоус: советский суд приговорил ее к десяти годам лагерей, которые она провела в жесточайших условиях — сначала в Сибири на лесоповале, а затем в Монголии на строительстве железной дороги.

Гошовский, придя за правдой в закрытые прежде архивы бывшего КГБ [теперь — СБУ], словно заглянул в бездну. Сделать то же самое нынче могут все украинцы: после принятия в апреле 2014‑го соответствующего закона доступ к засекреченным прежде документам спецслужб СССР за 1917—1990 годы, хранящимся в Киеве, открыт. И архивы не пустуют: если в 2014 году туда обратились за материалами, касающимися их родных, 1,3 тыс. человек, то в 2016‑м — уже 3,1 тыс. Динамика этого года показывает — по его итогам подобных искателей скрытой прежде правды окажется еще больше: лишь за первый квартал в СБУ обратилась почти тысяча украинцев.

По данным самих работников архива, большинство запросов поступает от тех, кто ищет информацию о репрессированных родственниках. Еще треть — от украинских и иностранных историков, для которых рассекреченные документы представляют огромный интерес. “Открытие архивов меняет историографию, помогает разорвать связь украинских спецслужб с советскими карательно-репрессивными органами,— уверяет Владимир Вятрович, глава Института национальной памяти (ИНП). И главное — дает возможность каждому человеку открыть правду о своей семье. И понять на личном примере, почему важно отмежеваться от советского прошлого”.

Доступ к статье закрыт. Чтобы прочитать статью целиком, оформите подписку. Если вы уже подписаны, или
Комментарии

Коментариев 0

1000

Правила комментирования